12.3.2021 07:03

Мышек жалко! Эксперимент «Вселенная 25»: что было и чего не было

Мышек жалко! Эксперимент «Вселенная 25»: что было и чего не было

Привычно слышать, что вот в сытой благополучной Европе с рождаемостью ох, как плохо, а в нищей проблемной Африке – совсем наоборот. Россия тут выпадает из статистики, ведь иначе власти бы не придумывали маткапитал, чтоб залатать демографическую дыру 90-х… Но речь не об этом. Давным-давно (в 1968 году) американский этолог Джон Кэлхун устроил для четырех мышей в лаборатории на базе Национального института психического здоровья США условную «Европу»: то есть дал много еды, воды, как мог защитил от болезней и вирусов, поместил в замкнутое пространство (читай – избавил от хищников) и стал наблюдать, что будет. Ученый назвал свое исследование почище чем фантастический блокбастер – «Вселенная 25». Проект с таким громким именем просто обязан был завершиться апокалипсисом – так и вышло: мыши сначала бурно размножались, потом перестали, а затем предсказуемо умерли.

Коллаж Андрея Зайцева

О результатах своего исследования ученый рассказал в статье: «Смерть в квадрате: Взрывной рост и гибель популяции мышей». Она должна была предостеречь человечество от неправильного развития и начиналась такими словами: «Я буду в основном говорить о мышах, но мои мысли сосредоточены на человеке, на исцелении, на жизни и ее эволюции. Жизни и эволюции угрожают две смерти: смерть духа и смерть тела».

Вот как был устроен «мышиный рай» (как его называют в многочисленных публикациях уже полвека): большой куб со сторонами в 2,57 метра (высотой – 1,37 м, с гладкой верхней частью, чтобы мыши не могли выбраться), каждая сторона разделялась на одинаковые отсеки с 4 тоннелями. «Рай» был рассчитан на пребывание в нем 8340 мышей, а пищи и воды хватило бы на 9500. Но что-то пошло не так…

Коллаж Андрея Зайцева

«Четыре пары 48-дневных домашних мышей штамма Balb C были введены в 16-клеточную вселенную 9 июля 1968 года, после того как каждая мышь была изолирована в течение 21 дня после отъема. Затем последовал период в 104 дня (фаза А), прежде чем появились первые пометы. Эти 104 дня были отмечены значительными социальными потрясениями среди этих 8 мышей, пока они не приспособились друг к другу и к обширной среде, которая их окружала».

из статьи Джона Кэлхуна

За стадией привыкания к среде и друг другу (Кэлхун назвал ее фазой А) последовал период активного размножения животных (фаза B): число мышей удваивалось каждые 55 дней. Однако с 315-го дня темпы прироста населения в мышином кубе снизились. Ученый описал этот момент как фазу С. В природной среде молодые особи, которые достигли зрелости и не смогли встроиться в социальную иерархию (заменить стареющих самцов), – эмигрируют.

«Однако в моей экспериментальной вселенной такой возможности не было. По мере того как необычайно большое число молодых мышей достигало зрелости, они должны были оставаться и бороться за роли в устоявшейся социальной системе. Самцы, которые потерпели неудачу, удалились физически и психологически; они стали весьма неактивными и собирались в большие лужи около центра дна вселенной».

из статьи Джона Кэлхуна

Дальше СМИ, рассказывающие об эксперименте, меняют тональность: за кадром звучит тревожная музыка и голос диктора как будто говорит: «И живые позавидуют мертвым».

Коллаж Андрея Зайцева

Самцы, которым не нашлось места в социальной иерархии, становились агрессивными, нападали на самок. Самки в свою очередь тоже нервничали, еще бы! Ведь им приходилось выполнять «мужчинские функции» и самим защищать «гнездовые участки» с детенышами. Кэлхун пишет о случаях гибели пометов, агрессии самок по отношению к собственным подросшим детям и даже – о преждевременных родах. В общем, индекс прироста населения во Вселенной-25 закономерно упал. Предельной численности, на которую рассчитывал исследователь достигнуть не удалось, на пике эксперимента в виварии находилось 2200 особей.

А затем наступила четвертая фаза D. Появилась группа мышей, которые не вступали в драки и борьбу за самок и территорию, а только пили, ели, спали и чистили шерстку. Кэлхун назвал эту группу – «красавцами». Когда этих мышей перенесли в отдельный виварий – они и там не проявили никакого интереса к размножению.

Кэлхун проанализировал эксперимент и сделал вывод: при превышении определенной плотности населения и выстраивании устойчивой социальной системы возникает острая конкуренция между молодыми и старыми особями, которая приводит к распаду социальных связей, крушению общества и вымиранию популяции.

Коллаж Андрея Зайцева

Надо сказать, что после завершения эксперимент и самого Кэлхуна изрядно критиковали коллеги-ученые. Говорили, что нет данных о происхождении первых особей – прародителей «мышиного рая». Может быть, они были из одного помета, а это не могло не сказаться на будущем популяции. Кроме того, сам Кэлхун указывал, что температура в загоне в летние месяцы колебалась от 20 до 32 градусов Цельсия – это также могло негативно сказаться на расселении мышей и их самочувствии. Экспериментатора критиковали и за приблизительность подсчетов. И главное, о чем говорили оппоненты – появление на последней фазе эксперимента мышей-красавцев вполне закономерно, потому что скорее всего это были особи пенсионного возраста, не способные к размножению.

Тем не менее, эксперимент «Вселенная-25» до сих пор пользуется огромной популярностью для теорий заговора и выгула белых пальто. Что там говорить, если этому опыту посвящен один из эпизодов сериала «След»?!

«Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции — поглощение еды и сон. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни, полной борьбы и преодоления, — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна, или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз — тела».

Найти автора этой цитаты «Сенсаций.Нет» так и не удалось, текст гуляет по ЖЖ, дзенам и прочим виртуальным страницам уже давно. Часто можно встретить и сентенции, что, отказавшись от размножения, мыши-красавцы стали практиковать гомосексуальные связи… об этом Кэлхун точно не писал.

«Что касается гомосексуализма – то про него у Кэлхуна вообще нигде нет никаких упоминаний. Зато в его статье есть слово «гомозиготные». Видимо, из этого слова журналисты и придумали, что среди мышей был гомосексуализм. Ну гомо- же, значит, геи, логично. Странно, что из второй части слова, «зиготные», таким же образом не сделали вывод о том, что среди мышей процветал нацизм».

Павел Хохловский 

«Сенсаций.Нет» связались с кандидатом биологических наук, пожелавшим остаться неизвестным, и попросили высказать мнение об эксперименте Кэлхуна и о том, можно ли распространять его теорию на человечество.

«Ученые действительно могут искусственно создать такие условия, которые приводят к определенным явлениям в популяции тех же, мышей, к явлениям, которые не свойственны им в дикой природе. И действительно, результаты этих экспериментов можно рассматривать и по отношению к другим биологическим видам, в том числе и к человеку. В результате этих искусственно созданных условий, определенный вид может прийти к аномальным моделям поведения. Конечно, на поведение человека влияет значительное большее количество факторов, чем на на этих мышек Кэлхуна. Но не исключено, что в нашем мире действительно могут создаваться такие условия, которые при нормальном состоянии биологического вида являются тупиковой ветвью. Например, стремление к трансгендерности – это может иметь логические причины, которые связаны с современным развитием общества, но с биологической точки зрения – это не норма, это тупиковая ветвь развития. А то, что можно создать такие условия, когда это будет проявляться – это совершенно точно».

источник «Сенсаций.Нет»

Несмотря на то, что своей цели Кэлхун не достиг (то есть в его мышином раю не возникла прогнозируемая им изначально проблема перенаселения) результаты его эксперимента приняли на вооружение многие западные архитекторы при планировании жилого пространства мегаполисов. Об этом упоминают в своей монографии британские ученые Эдмунд Рамсен и Джон Адамс, опубликованной в 2008 году («Побег из лаборатории: эксперимент Джона Б. Кэлхауна на грызунах и их культурное влияние»). Исследователи также отметили, что вопреки распространенному пессимистичному взгляду на эксперимент, не все нарушения поведения у мышей были отрицательными. Отдельные особи  даже проявляли в условиях перенаселения определенный креатив. «Некоторые крысы действительно отреагировали на стресс перенаселения с помощью изобретательности. Это заставило Калхуна поверить в то, что человечеству потребуется творческая реакция на стресс, чтобы адаптироваться к новому миру мегаполиса, и был разочарован тем, что это послание не было широко воспринято», – писали ученые.

Автор поста: Ольга Летягина