23.9.2019 17:09

Великолукский Рок-Н-Ролл

Великолукский Рок-Н-Ролл
Василий Виноградов

Сегодня нашим собеседником будет музыкант из Великих Лук Василий Виноградов. Человек настолько увлеченно делает свое дело и так красочно об этом рассказывает в социальных сетях, что не позвать его в рубрику «Люди дела» было сложно.

От редакции: Проект «Люди дела» у нас на сайте стартанул и как-то так потихоньку забылся. А людей вокруг интересных очень много, причем вы, дорогие читатели, даже не догадываетесь насколько. Новости любят обсасывать подробности жизни (а в последнее время смерти) звезд всероссийского масштаба. О тех же, кто делает музыку для души и от души мы, чаще всего, вообще ничего не знаем. А вот давайте представим глубинку Псковской области под названием Великие Луки и людей, которые там уже много лет делают музыку и, хоть, может быть и известны далеко за пределами родного города, но не широкой публике. Василий Виноградов человек сам по себе удивительный и разноплановый, поэтому предлагаем прочитать наше интервью с ним и послушать, что его команда «V.V. and BanD» играет.

— Василий, рассказывай, как насыщенная музыкальная жизнь сочетаются с работой, семьей, воспитанием детей… 

— А, собственно, что такого? Мы же ещё в школе на уроке литературы писали сочинение на тему «Каждый человек творец своей судьбы». Если я так живу – значит меня всё устраивает. Но вообще, мы – провинциалы, чаще как-то спокойнее реагируем на всю жизненную загруженность, наивно пологая, что у всех окружающих так же. Каждый же вертится по-своему.

Единственное, что всегда мне режет слух – это слово «хобби». Почему-то с детства не люблю его. Оно несерьёзно как-то звучит, что ли. Да и когда любимое детище, которому вот-вот исполнится 15 лет называют неким « простым увлечением»…

— Но у большинства людей схема жизни легко укладывается в формулу «дом-работа-дом», дополняясь разве что «дачей» в определённый сезон. У тебя по-другому?

— Мне кажется, что Вы как-то сгущаете. Не так уж и беспросветно живут у нас люди. Другое дело, что даже если у них и есть какие-то сторонние увлечения, то они не так публичны, как мои. Регулярные выступление на сцене всё же заметнее, чем, скажем, мыловаренье. Но, вообще, конечно вроде бы по-другому. Однако, в данный момент я официально работаю на трёх работах, занимаюсь музыкой и у меня, как у любого нормального человека моего возраста есть любимая семья. Так что не сказать, что я сильно отличаюсь от среднестатистического великолучанина.

— Про работу — это ужасно! Зачем столько мест работы?

— Это легко объясняется выбором профессии. Я школьный учитель. Мне кажется ни для кого не секрет уже, что труд провинциального работника образования оплачивается довольно скудно по сравнению аналогичной педагогической нагрузкой в больших городах. Поэтому приходится работать в одной школе на нескольких должностях, а подрабатывать по-совместительству ещё в двух. Плюс время от времени случаются подработки, как по основному профилю работы, так и обычные мужские – разгрузить там что-нибудь на каком-нибудь оптовом складе в полуночное время, когда деятельность на основных работах заканчивается.

— Это же очень тяжело!

Не легко – тут бесспорно, но почти все вокруг вертятся, как могут, чтобы заработать лишнюю копеечку, которая по факту никогда не лишняя.

Вот взять даже наш «бэнд» — у нас собрались тут уникальные люди. Это абсолютно точно и бесспорно! Сергей Иванов – барабанщик – работает в серьёзном НИИ и попутно занимается серьёзным же кинематографом. Басист Дмитрий Лобода – главред одного отраслевого интернет-издания. Клавишник Николай Орехов – владелец и единственный работник небольшой мануфактуры по производству мебели, а звукооператор Андрей Мазеин – важный человек на одном из великолукских крупных заводов в вопросе починить этот самый завод, если он (завод, а не Андрей) сломается. И это речь только об основных местах работы.

— А, может, просто сменить профессию на более денежную?

За других я сказать не могу, но за мою сознательную жизнь я их сменил более десятка и меньше всего хотелось бы это делать ещё раз – надоело. Меня вполне устраивается сама профессия, как таковая, а то что оплата труда на мой взгляд не соответствует нагрузке – так спросите любого топ-менеджера любого крупного проекта и спросите, достаточно ли ему денег – вряд ли много найдётся таких, кто скажет, мол, даже много – можно и поменьше платить.

Однако, совершенно не жалею ни об одной своей прошлой профессии – это просто грандиозный жизненный опыт. Правда, иногда, мне «прилетает» негатива от людей, которых я даже не знаю, а они считают, что работать на одном месте всю жизнь – это какое-то супер-достижение. Вроде того, что вот они все такие из себя постоянные константы, а остальные – летуны с места на место. Я так не считаю хотя бы в силу того, что ситуации бывают разные. Достаточно вспомнить «святые 90-е», когда филологи работали ночными продавцами в сигаретно-пивных ларьках, а офицеры, сняв погоны, таксовали на остатках советского автопрома лишь бы прокормить семьи. Довольно много народу тогда переосмыслило окружающую действительность и самые упорные пережили это лихое время ,став успешными матёрыми предпринимателями, чтобы переживать уже наше время. Но «специалистам», всегда всё виднее и до всего есть дело, как бы ни пытались их не спрашивать и не звать с их «компетентным» мнением.

А что касается «денежности», то в моей практике были и такое. Образ жизни тогда смещался исключительно в сторону работы, на которой приходилось дневать и ночевать. В те моменты, конечно, проблем  с деньгами практически не было, но ни на музыку, ни на тем более семью времени просто не оставалось.

— В Великих Луках в 90-е было так же, как и везде в стране – разгул оргпреступности и совершенная неясность в завтрашнем дне?

— Ничего не могу сказать про Великие Луки 90-х, поскольку в городе тогда не жил ещё, а приехал сюда только в 2001м поступать в Сельскохозяйственную Академию, но по рассказам коренных великолучан – да, бывало всякое. Доводилось слышать байки про то, что великолукские братки аж сам Питер «держали», а анекдот вида «Здравствуйте, я из Великих Лук – А чего это Вы нам с порога сразу угрожаете?» и не анекдот вовсе…

— А вообще какими ветрами занесло в Великие Луки?

— Закончив школу в 2001 году в ещё более маленьком городке Печоры – это тоже, как и Великие Луки, Псковская область, я приехал сюда учиться. Сельскохозяйственную академию выбрал, поскольку нравилась биология и животные, поэтому подал документы на Факультет Технологий Животноводства, который и окончил в 2006-м, поступив далее в аспирантуру. Там я отучился полноценно 3 года, но защищать кандидатскую не стал, поняв, что это не мой путь.

— Ещё и аспирантура… А по профессии-то удалось поработать? Или это было просто лишь бы «вышку» получить?

— Конечно удалось — причём, дважды. Первый раз – самым обычным зоотехником в самом обычном колхозе, ориентированном на молочное направление крупного рогатого скота. А второй раз  — на свиноводческом комплексе, который выращивает животных для «Великолукского мясокомбината».

— А как это всё удалось сочетать с музыкой? И, вообще, откуда тяга к музыке взялась?

— Да, получалось сочетать, хотя, порою, и с большим трудом. Более того, свою первую фирменную акустическую гитару «Fender» я купил после третьего курса Сельскохозяйственной академии, проработав всё лето в виде производственной практики в колхозе гуртоправом.

— Кем-кем?

— Так официально именуются пастухи. Платили неплохо и я, как человек имеющий некой целью покупку хорошего инструмента, работал не вылезая с поля, собирая все какие только можно подработки.

А музыка ниоткуда неожиданно не взялась – с ней я с самого детства. Родители у меня военные, постоянно пропадающие на службе и в детстве, которое прошло в Забайкалье, а потом уже в Печорах, моими лучшими друзьями были пластинки с «Бременскими музыкантами» и «Д’артаньян и три мушкетёра» — так, видимо, сформировался мой первичный музыкальный вкус. А потом пройдя горнило музыкальных школ, а это: год фортепиано, год скрипки, пять лет флейты и три года духового оркестра, я окончательно понял, что музыка – это моё.

— Так, а почему тогда сельхозакадемия, а не музучилище? И как вяжется сельскохозяйственное образование с нынешней профессией учителя?

Я почему-то испугался… Испугался, что превратив эту свою любовь в ремесло, я потеряю от неё удовольствие. Как показывает практика и мои сторонние наблюдения, эти мои опасения абсолютно не беспочвенны. Люди, которые трудятся «на окладе» в оркестрах или того хуже – по кабакам, практически никогда не получают удовольствия ни от процесса, ни от выступлений. Это работа, в которой они являются узкоспециализированным плейером. Так что, когда я приехал в 2001-м году в Великие Луки, то практически сразу окунулся в местный рок-н-ролл, где поныне и нахожусь.

Для городских жителей, далёких от технологий производства и выращивания еды, скорее всего подобного рода профессии вызывают лишь ассоциации с валяющимися в куче навозной грязи свиньями и бабушками, которые руками доят коров. Это тоже часть профессии зоотехника, но за пять лет обучения нам преподавали множество предметов, которые свойственны многим профессиям – от русского языка и высшей математики, до всех видов биологий, не говоря уже о спецпредметах.

— А как собралась твоя команда «V.V. and BanD»?

— Ну, она не сама по себе собралась, а просто я «дорос», что ли, до своего коллектива. С 2001-го по 2004-й я играл в разных великолукских рок-группах чаще всего в роли флейтиста, параллельно сам для себя играл на акустической гитаре и писал песни, которые мало кому показывал. Постепенно, видимо, накопилась критическая масса готового творчества, что спровоцировало запись сольного альбома в 2004-м и появление «V.V. and BanD» в 2005-м. А там уже, как в песне у «Чиж и Со» — «…В каморке, что за актовым залом репетировал школьный ансамбль…».

— Это что… получается 15 лет почти? Солидный возраст для самодеятельной рок-группы. Как удалось достичь этого?

— Я вряд ли могу быть объективным в этом вопросе, но предположу, что важным моментом всегда было взаимопонимание между участниками команды. «…Когда в товарищах согласья нет – на лад их дело не пойдёт…» — известная народная мудрость. За 15 лет существования, к сожалению, текучки кадров избежать не удалось, но в сравнении с любым коллективом нашего уровня – это был минимальный процесс, а с учётом того, что в городе практически нет рок-групп, которые перешагнули порог хотя бы в пару лет жизнедеятельности, то мы на фоне всех немного сюрреалистически смотримся практически живыми ископаемыми ящерами из красной книги. Где-то рядом в вопросе продолжительности жизни топчутся всего два коллектива: группа «Тиран» — андеграудные звёзды в стиле «дэт-треш-метал», активно концертирующие как по России, так и по Европе и группа «Дело Непенина», играющая в лучших традициях русского рока.

—  И какие достижения есть у «V.V. and BanD» за столь продолжительный срок существования?

— Если сравнивать с какими-нибудь великими рок-группами, то любые наши достижения – условны. Судите сами: стадионов не собираем, платиновых альбомов не навыпускали, мощного потока дохода от музицирования тоже не имеем. Нам нравится этим заниматься на протяжении полутора десятков лет и пусть некоторые участники «V.V. and BanD» уже остались за бортом современной истории, законно осев где-то в прошлом, но не жалею ни об одном кадровом вопросе. Я бесконечно признателен всем ребятам и девчатам, которые вложили часть своего звука в наше звуковое полотно – это всегда было так как надо, но по настоящему люблю только нынешний состав музыкантов, поскольку они «здесь и сейчас» и в тот самый момент, когда мы продолжаем двигаться вперёд.

— А «V.V. and BanD» настоящие рок-н-ролльщики?

— Ждал этого вопроса. Если вопрос с подвохом и намёком на некий стереотипный образ рокера, где он обязательно должен быть с длинными волосами, одеваться в чёрную кожу, быть сатанистом и жить по принципу «секс, драгс и рок-н-ролл», то это точно не про нас. Как-то компания подобралась совсем уж непьющая, поэтому всю энергию вкладываем в музыку, что так же накладывает свой отпечаток – мы легки на подъём, дисциплинированы и независимы. Повторюсь, что взаимоотношения между музыкантами очень важны и если нет комфортного общения – состав долго не протягивает. В нашем же случае всё наоборот.

— Как близкие относятся ко всему этому вашему блюз-року?

—  Когда родители отдавали меня в музыкалку, они наверняка преследовали несколько иные цели, чем просто научить меня пользоваться музыкальными инструментами. Им хотелось, наверное, как это хочется всем родителям, чтобы их ребёнок рос разносторонне развивающейся личностью и меньше пропадал на гульбищах во дворе, но вряд ли они могли предположить, что меня перекосит именно в сторону музыки. Поэтому, когда начался весь этот мой рок-н-ролл, они вынуждены были терпеть – да и на расстоянии далеко не всё видно, как там студент проводит время. Сейчас, наверное, смирились.

А любимая жена – всегда морально поддерживала и продолжает поддерживать до сих пор. Дети пока подрастают и непонятно, прочувствуют результат моих творческих потуг или нет. У других ребят из «V.V. and BanD» примерно так же всё – всем повезло с семьями. У нас только басист пока холост, но зато горячо любим всеми детьми музыкантов «бэнда».

— Как то слишком всё идеально получается. Неужели всё настолько гладко в жизни провинциальной рок-группы?

— Да нет, конечно. Проблем хватает. Прежде всего, конечно же деньги. Мы годами копим наши скудные гонорары, если они случаются, чтобы улучшить материальную базу – инструменты, аппаратуру и транспорт. Спонсоров и меценатов у нас нет. Хотя, когда этим летом у нас случилось несчастье и наш подвальчик, где мы репетируем, сильно затопило после дождей. Воды в городе было столько, что это показали даже о центральным телевизионным каналам. Ну, а мы вот так пострадали… Но нашлись люди – все, как один простые, добрые и ни разу не олигархи, которые откликнулись на наш призыв о помощи и кто сколько мог помогли деньгами, что позволило нам частично восстановить утраченное. Это было поразительно и очень трогательно.

— А как у современной рок-группы обстоят дела с властьимущими? Ведь рок-музыка в глазах простого обывателя – это протест!

— Тут у нас двоякая ситуация. С одной стороны мы довольно часто выступаем на официальных городских мероприятиях и наш протест только в том, что мы исполняем свои песни и делаем это только живьём, а не в угоду сиюминутным популярным веяниям и фонограммно-минусовочной оптимизации.

А с другой – для официального великолукского Комитета Культуры мы как бы и не существуем. За все годы сотрудничества, нам ни разу не то что не заплатили, а даже формальную грамоту не дали, хотя мы и на День города, и на День Победы, и на Праздник Воздухоплавания почти всегда в составе выступающих артистов.

Такой вот парадокс. Хотя в рядах этой структуры есть довольно много приятных нам и очень честных и открытых людей.

— А откуда берутся силы на все эти дела, которые сегодня открылись нашим читателям?

Приходится оптимизировать своё время максимально эффективно. Когда не получается, то традиционно крадутся часы у сна. Но по большому счёту, если любимое дело действительно требует сил, то силы в таком случае силы находятся откуда-то сами. Кто, если не мы?

P.S. Мы в редакции подумали и решили еще подбросить Василию «работки» и пригласить к нам на сайт «Сенсаций.Нет» автором. Так что не забывайте подписываться на нас Вконтакте, Facebook и Яндекс.Дзен и не дайте новостям себя обмануть!

 

Автор: Александр Фролов