«Готэм пал?» — Луганск после бомбежек

«Готэм пал?» — Луганск после бомбежек

От редактора: Мы продолжаем серию статей абсолютно мирной девушки из Донбасса, которая в 2014 году оказалась не нужна своей стране, юность которой неразрывно связана с такими страшными словами, как «бомбежка», «убежище», «война» и «голод». Сегодня Дарья рассказывает о том, как внезапно, оказывается, может начаться война и как быстро город может превратиться в руины и долго потом из обломков восстанавливаться.

Дарья Живолуп

Дарья Живолуп: Вы слышали когда-то как воет воздушная тревога? Ее звук нарастает, с каждым заходом становясь все более устрашающим и жутким. Впервые я его услышала 2 июня 2014 года, когда был совершен авианалет на Луганскую областную администрацию. До сих пор хорошо помню тот день: в колледже раньше закончились пары, я возвращалась в общежитие. Людей на остановке была тьма, все думали, что отработанная сирена на заводе учебная, но проносящиеся мимо скорые и пробки, спровоцированные тем, что был перекрыт центр, говорили об обратном. Температура воздуха была накалена до предела, душная погода опускалась на затянутый печалью город. А я, ничего не подозревая, уже тарахтела в маршрутке с кучей мужиков с завода, от которых несло луком и перегаром.

 

В общежитии вахтерша в ужасе смотрела новости, все телеканалы вещали о том, что ОГА была подвержена атаке двух «сушек». Нас срочно собрали на первом этаже и показали, куда в случае чего нужно бежать в подвал. Ситуация до ужаса смешная — чтобы спастись, нужно было выбежать из здания и пройти целый квест, пока доберешься до убежища. В голове так и крутилась фраза из моего любимого фильма: «Голодные Игры объявляются открытыми! Пусть удача всегда будет на вашей стороне». После этого прошло еще десять дней, и я уехала к себе в деревню, с надеждой на то, что буквально через пару недель я смогу вернуться обратно, но вернулась через три месяца.

Я иду по Старому центру моего любимого города и вспоминаю это. Когда-то по этим улицам ходил Даль, Матусовский, а теперь прогуливаюсь с фотоаппаратом в руках я. Да-да, эти не малоизвестные личности — мои земляки, которые родились и выросли там, где теперь ходят мои ноги. Октябрь 2014, такой дождливый, слякотный, но меня это не останавливало от прогулок. Хотелось запечатлеть эту ужасающую красоту разбитых войною дореволюционных зданий. От подобной картины одновременно становилось грустно и приходило вдохновение.

По улицам мотаются патрули «Бэтмена» (группа людей исполняющая обязанности комендатуры — прим. «Сенсаций.Нет») . Кстати, к этим ребятам я пару раз чуть было не попала в руки. Если вы не верите в знаки, то начните это делать. В моем случае от нескольких недель в подвале и конфискованной техники меня оберегали совершенно посторонние и незнакомые люди, которые каждый раз возникали из ниоткуда. В то время нельзя было снимать пострадавшие от бомбежек строения, да и сейчас лучше не попадаться на этом деле. Тогда «Бэтмен» так пристально за этим следил, ведь было еще непонятно, кто свой, а кто диверсант, действия которого могут убить десятки людей, сейчас же – максимум попросят удалить кадры, если на них каким-то образом отображаются стратегически важные объекты.

«И город пальцы сжал перстом», — играют в ушах строки песни любимого «Сплина», под ногами слякоть и лужи, а вокруг разваленная эпоха. Вот тут когда-то был ресторан «Па de Прованс», который годами ранее посещала Ольга Фреймут со своим популярным шоу на украинском канале «Ревизор». Теперь же красивое строение разрушено прямым попаданием. Так странно —  внешне оно выглядит таким, как и прежде, а внутри дыра от разорванного снаряда, который разрушил некогда модную обстановку. Адвокатские конторы, нотариат посечены осколками, изувеченные как на подбор в одном стиле выполненные здания банков. «Пумб», «Приватбанк», «Ощадбанк» — а теперь это безликие офисы, по комнатам которых гуляет ветер. Мой любимый Музей города Луганск остался без части своего здания, а красивейшие барельефы были посечены осколками. Побита и музыкальная школа, которая выучила не одно поколение разъехавшихся по всему миру талантливых луганчан. А от некоторых салонов красоты не осталось ничего, кроме как кучи камней и оконных рам. Страх вызывает здание бывшего главного офиса «Беркута», распахнутые взрывной волной рамы раскачивают остатки штор и жалюзи, будто призраки гуляют по опустевшим комнатам. Бывшая поликлиника, сожженная пожаром, тоже не осталась в стороне и была добита украинским снарядом, а когда-то это был памятник архитектуры, в здании которого зародилось старейшее высшее заведение Луганска, ЛНУ имени Тараса Шевченко, носившее название «Дом Васнева».

 

На дверях большинства построек ветер трепещет табличку «Зачинено» («Закрыто»). Три месяца назад их покинули люди, а они до сих пор в ожидании, когда распахнутся двери и толпа посетителей, как и прежде, наполнит стены жизнью.

«Мой город сохранил лицо, Прорвал блокадное кольцо, И вновь зовёт к себе оркестр»…

P.S. По иронии судьбы, спустя год после моих приключений с фотоаппаратом карта памяти с фото была утеряна. Все, что было мною увидено, останется в памяти и в этих строках.

Автор поста: Дарья Живолуп