Михаил Владимиров: Мы смоем пыль земных дорог водой обыкновенной

Михаил Владимиров: Мы смоем пыль земных дорог водой обыкновенной

Как известно, не вокалистом единым держится рок-группа. Басисты, гитаристы, барабанщики, клавишники… Все они составляют и дополняют звучание любимых песен той или иной музыкальной команды. Наш музыкальный корреспондент Василий Виноградов пообщался с бывшим гитаристом группы «Чиж и Со» Михаилом Владимировым, о жизни, музыке и роке 90-х..

Василий Виноградов

Василий Виноградов: Эх, сколько же толпится народу в тени «звёзд». Даже если слово «звезда» написано без двусмысленных кавычек, а сам звёздный персонаж без каких-либо оговорок заслуживает свой честно заработанный в глазах зрителей статус, поскольку его песни без преувеличения любят миллионы людей.

Сегодня речь не раз будет заходить про группу «Чиж и Со», бессменно ведомую их харизматичным лидером Сергеем Чиграковым. Однако, герой сегодняшнего интервью — гитарист Михаил Владимиров, стоявший на сцене плечом к плечу с Чижом аж 23 года кряду (1994-2017). И пусть, гитаризм — это наиболее явная сторона творческой личности Михаила, но не обойти другие её грани будет просто глупо.

Сенсаций.Нет: Итак, расскажи вкратце о себе. Родился-женился и т.д. Чтобы читатель на «гугл» не отвлекался.

Михаил Владимиров: Родился в Ленинграде в 1967, а женился уже в Санкт-Петербурге. При чём, в тот же год, когда образовалась группа «Чиж и Со». В августе 1994-го был сыгран первый концерт, а в сентябре сыграли свадьбу. Времена были, мягко говоря, смутные. Директор группы, Игорь Березовец помог всё организовать, так, в тесном кругу, без особого размаха.
Чижа назначили свидетелем, помню его серый с отливом костюм. Конечно же были все музыканты из группы и ощущение того что мы на пороге чего-то нового.

Сенсаций.Нет: В каком возрасте проявилась тяга к музыке? В чём она выражалась? Из инструментов сразу была гитара или были попытки освоить что-то другое?

Михаил Владимиров: Как теперь понимаю, тяга к музыке была всегда. Бессистемные попытки освоить фортепиано или гитару обычно заканчивались в момент оставления места пребывания инструмента. Иногда жалею что не начал серьёзно заниматься музыкой лет с пяти. В школьном ансамбле сначала играл на бас гитаре. Как перешёл на гитару, не помню. Кажется струну порвал. Помню что мы менялись инструментами, в разных песнях. По принципу — кто что может воспроизвести. Однажды, после прослушивания композиции «Highway star» — Deep Purple, пришёл к выводу, что нужно бы поучиться. Что наверняка есть какая-то система и необязательно выискивать на грифе каждую ноту. Мне тогда было лет четырнадцать. Опять же, посоветовали Университет народного творчества, курс Кучерова Анатолия Андреевича. Владимир Борисович Фейертаг вёл там историю джаза, заслушаешься. Говорили, что Игорь Романов учился в этом заведении, он тогда в группе «Земляне» играл. Ну, фортепьяно до уровня Чижа или Джона Лорда, я так и не освоил. Хотя могу на студии некоторые партии записывать, по фразам.

Сенсаций.Нет: Формирование музыкальных вкусов. Сразу блюз или «как у всех» — сначала были Битлз?

Михаил Владимиров: Мне кажется, что наше поколение, по крайней мере в Питере, зависало где-то между Битлз и Мотауном (Motown records– американская звукозаписывающая компания, создавшая неповторимое звучание танцевальной музыки и открывшая миру Стиви Уандера, Дайану Росс, Марвина Гэя и юного Майкла Джексона). Для нас авторитетами были Deep Purple и Led Zeppelin. Битлы казались простоватыми, хотя-бы по сравнению с Kiss. Возможно это связано с добычей пластинок на чёрном рынке, где красочная картинка часто влияла на ценник. Поколение Битлз — это те что постарше, лет на пять, десять. Панки — те что моложе. Хотя потом, конечно всё перемешалось. И разные новые знакомства, привели к отказу от местечкового почитания хард-рока. Что касается блюза, то Джимми Хендрикс и Стив Рэй Вон всегда были в почёте.
Мы как-то попали тогда в реальное течение времени. Уже не было никаких пластинок на рентгеновских снимках, всё можно было найти у фарцовщиков. Почти каждый год выходила новая пластинка Rainbow. Попутно появлялись AC/DC, Dire Straits. Кто-то рекомендовал послушать Police и сольного Стинга.

Сенсаций.Нет: Первая гитара — какая она была? А первая электрогитара? Сколько вообще у тебя было инструментов? Какая из гитар была самой любимой? Была ли гитара, с которой расстался, а потом жалел?

Михаил Владимиров: Первая гитара была смешной, а первая электрогитара ещё смешнее. Она была сделана мной, по моим же чертежам. Можно было бы не продолжать, но помню как в процессе репетиции, с каждой песней струны всё дальше удалялись от грифа. Не выдерживали настоящего рока.
Потом было много разных инструментов, какие-то «самопалы», затем легендарные по тем временам чехословацкая «Jolana Diamant» и гдр-овская «Musima Record».
Как-то была именная модель Стиви Рэй Вона от Fender — вот его жаль. Оставил в такси, так и не нашли. Бывают такие дёрганые таксисты, которые вечно спешат… Пока выгружались, он несколько раз пытался стартануть…
Сейчас у меня гитар шесть, может восемь. Каждая под определённую музыку. Одна универсальная, больше-то и не надо. Есть Gibson, Fender и Gretch.
Есть любимая музыка, которую возможно ещё не воспроизвёл. А гитара уже прилагается.

Сенсаций.Нет: Гитарные эффекты и усилители. Важны ли они для собственного звука или «всё в пальцах»?

Михаил Владимиров: Хорошо когда играешь через свой усилитель, который знаешь и любишь. Из-за этого я в восьмидесятые таскал с собой комбоусилитель Marshall, в ящике на колёсах. Небольшой, на тридцать ватт. Тогда ещё можно было с ним и в самолёт, и в трамвай. И энергия была таскать гитару, комбик и сумку с проводами. Вроде теперь и самолёты те же, люди те же, но даже гитару требуют сдавать в багаж.

Был просто конкретный свой звук, посредством которого ты мог выразить всё что угодно.
«Всё в пальцах» — не совсем точное выражение. В пальцах оно и так должно быть, по умолчанию. Мне кажется важен настрой, внутреннее состояние. Бывает, что сначала звук не очень нравится, но к третьей песне привыкаешь и уже слышишь себя в контексте группы. Начинаешь играть со звуком. Кидаешь камни по течению реки, создавая разнообразные круги на её поверхности. Главное не потревожить непрерывность течения.

Полное взаимопонимание в группе, вот наверное, что важно. Тогда внутренняя энергия и формирует звук. И твой и группы в целом.

Михаил Владимиров. Советская Армия. Свердловск 85-87 г. - фото из личного архива М.Владимирова.
Михаил Владимиров. Советская Армия. Свердловск 85-87 г. — фото из личного архива М. Владимирова.

Сенсаций.Нет: Как складывалась твоя музыкальная жизнь до армии, в армии и после армии?

Михаил Владимиров: Поскольку надо было идти в армию, планы на будущее как-то не выстраивались. Мы жили в СССР и привыкли к тому, что многое за нас уже решено. Поэтому просто развлекались как могли.

С моими одноклассниками Андреем Липейко и Юрием Руденко организовали рок группу «Азарт». Давали какие-то концерты, районного масштаба. Тогда в каждом районе Ленинграда были клубы для молодёжи, часто с музыкальной аппаратурой и детской комнатой милиции. Некоторые мои друзья были внесены там в графу «Подросток алкоголик». Это примерно 83-84 год.

Рок-группа АЗАРТ. 1988 г. - из личного архива М.Владимирова

Рок-группа АЗАРТ. 1988 г. — из личного архива М. Владимирова

Да, уже существовал Ленинградский рок-клуб, но как-то дёргаться, зная что впереди два года службы, особого желания не было.

Когда тебе восемнадцать и сознательная жизнь составляет лет пятнадцать, два года кажутся вечностью.

Появились какие-то свои песни, наряду с песнями Мифов, Воскресенья, Динамика.
Я всегда склонялся к своим песням, но чужие были реально круче. Особенно, если надо было сыграть на какой-нибудь свадьбе, за деньги.

В армии всё сложилось неплохо, привезли нас в Свердловск. Всё-таки не на северный полюс. Это приключение заняло два года, в батальоне связи, 1985-1987.
В целях проведения мероприятий по советскому воспитанию среди военнослужащих, им понадобилась художественная самодеятельность. Я почему-то совсем не был против.
Купили нам гитары, и мы на голоса запели Битлз. Вот когда я пришёл к этой британской группе. У нас даже продюсер наметился, Женя Фридлянд. Говорят, он потом в Москве успешно реализовал свои способности.

Потом, через пол года, из учебки нас перевели в часть. И там опять завертелось, купили электрогитары «Гонг», барабаны. Дали помещение. Они видимо делали это для отчётности, но возможно наше звучание кого-то наверху и поразило. Особых послаблений не было, мы вместе со всеми ездили на учения, ходили в наряды. Но подготовка музыкальной части к седьмому ноября, восьмому марта, двадцать третьему февраля и т.д. всегда оставалась за нами.

Дембель наступил быстрее чем я ожидал. Время как-то незаметно пролетело. Все вернулись домой, живы и здоровы. У многих моих друзей сильно изменились взгляды на жизнь. Да и сама страна стала другой.
В общем, вдвоём с басистом, Липейко Андреем, мы начали воссоздавать группу Азарт.

Рок-группа АЗАРТ. 80-е - фото из личного архива М.Владимирова
Рок-группа АЗАРТ. 80-е — фото из личного архива М. Владимирова

Поменяли много барабанщиков, были среди них весьма достойные музыканты.
Вступили в Ленинградский рок-клуб, в Ленконцерт и ещё в пару-тройку молодёжно-культурных центров. Какое-то время поездили с гастролями по стране. Страну лихорадило, наш семейный барабанщик, Лёша Гаас, не выдержал и иммигрировал в Германию.
Мы пребывали в унынии, когда позвонил Гена Барихновский и предложил нам поиграть в группе Мифы.

Сенсаций.Нет: До «Чиж и Со», самая известная группа в которой тебе довелось играть — это питерские «Мифы». Год создания группы — 1967, но ты пришёл туда уже в 80-х. Насколько велика твоя роль в истории этого коллектива? Знаковость, так сказать…

Михаил Владимиров: Когда мы с Липсоном (так стали, с некоторых пор, называть Липейко Андрея) остались без барабанщика, сработал принцип поворотного механизма. Кто-то кому-то нашептал, что есть два неплохих музыканта. Сначала на меня вышел Саша Дрызлов и предложил играть в группе Марафон. Но сказал что нужен я один, без басиста.

Марафон играли неплохую музыку, во многом песни Виктора Резникова, как я понял.
Но как-то в этом было больше эстрады…

Потом позвонил Барихновский и предложил поиграть в Мифах. Я в свою очередь, предложил ему оставить бас гитару и просто петь. Освободить руки, для полёта. Мол у меня есть клёвый басист, владеет техникой «слэпа» и т.д. Гена согласился попробовать.
Когда всё срослось, я понял, что группы «Азарт» уже больше не будет.
Гена отличный фронт-мен, всё покатило само собой, по не нами проложенным рельсам.

Афиша рок-фестиваля с участием группы АЗАРТ. 80-е - фото из личного архива М.Владимирова.

Афиша рок-фестиваля с участием группы АЗАРТ. 80-е — фото из личного архива М. Владимирова.

Он хотел обновления группы, тут и подвернулись «два юноши со взором горящим».
Стали записывать новый альбом, видимо хотели отойти от традиционной эксплуатации песен Серёжи Данилова, они конечно всё-равно вошли в альбом.

Клавишник, Дима Маковиз предложил посмотреть мои песни. Выбрали «За семью морями», «Последний трамвай» и «Что будет завтра».

Альбом вышел на виниле. Назвали «Вниз головой», по строчке из песни Сергея Данилова «Я падаю». Некоторые треки, записанные тогда на студии группы Телевизор, на винил не поместились.
Потом, на один клубный концерт зашёл приятель Геннадия, Андрей Макаревич. Его зацепила песня «За семью морями». Взял кассету для радио. Там у себя в Москве кассету передал Ксении Стриж, которая тогда была ведущей на радио «Европа плюс».
Она вставила песню в ротацию и песня стала на какое-то время новой визитной карточкой группы. Вот и вся моя «знаковость» в истории Мифов.

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Потом Барихновкий уехал жить в Германию. Далась им эта Германия!.. Не знаю как Гена, мы с Липсоном расценили это как распад группы. Был 1993 год, я выступил как продюсер в создании CD «Чёрная суббота», куда вошли все студийные треки, записанные в 1991 году.
Потом Липсон играл в разных группах: «Опасные соседи», «Выход», наверняка ещё в каких-то, которых я не знаю. Казалось, пути наши разошлись навсегда.

И снова мне позвонили, предложив в этот раз играть кавера (чужие хитовые песни) в валютном кабаке на Невском. Опять сработал поворотный механизм. В пору было записывать альбом под названием «Куда приводят амбиции». А потом с ним выступать на фестивале «Когда поют дантисты».

Сенсаций.Нет: В книге Андрей Юдина «Рождён, чтобы играть» сказано, что гитариста в «Чиж и Со» т. е. тебя, нашли просто дав объявление. Так ли это? Ты говоришь, что тогда работал в ресторане и в принципе имел в Питере известность, как профессиональный музыкант. Что заставило тебя, как это сейчас говорят, бросить стабильный доход и взяться за этот «стартап»? Ведь перспективы в 90-х с такой музыкой, как у Чижа вряд ли были радужные.

Михаил Владимиров: Стабильный доход — это иллюзия. Только идеи могут жить, вокруг них периодически возникают денежные эквиваленты, маленькие, иногда большие, а иногда и «минус».
Уже через несколько месяцев работы в ресторане я понял, что рок-н-ролл внутри меня загибается. И скоро загнётся точно.

Допустимый процент импровизации в кабаке, равен нулю. Всё должно звучать как на записи. «Один в один». Я допускаю, что есть музыканты рождённые играть кавер-версии, наверное они чувствуют себя как рыба в воде среди произведений великих мастеров. Мне же было не по себе, душно до тошноты. И уговоры себя, что это хорошая школа, не помогли.
Кстати, там я и познакомился с Игорем Фёдоровым (впоследствии второй барабанщик «Чиж и Со» в период 1998-2010 г.). До этого мы пересекались, но так, мельком. Тогда он ещё был барабанщиком в группе Телевизор.

И вот, в смятении чувств, где-то вначале июля 1994 года, я вышел из дома, где жил у своей будущей жены, в направлении улицы Рубинштейна. В тот вечер в рок клубе было немноголюдно. Удалось поговорить с Колей Михайловым (президент Ленинградского рок-клуба). Я поинтересовался, мол, не играют ли нынче в рок-клубе блюз? Коля сказал коротко — Чиж.
Я вспомнил, что дядя Миша Чернов (флейтист и саксофонист DDT), когда записывал Мифам саксофон на крайний альбом, чего-то о Чиже говорил. Типа, смешные песни, про алкоголь, наркотики.
Мои попытки послушать чего-нибудь из Чижа успеха не имели. Кассету, то ли не нашли, то ли кто-то её уже забрал куда-то… В общем пошёл я домой и забыл чего хотел.

Через пару недель, с утра, раздался звонок. Голос в трубке сказал что это Игорь Березовец (директор «Чиж и Со») и мне сегодня нужно быть в рок клубе на репетиции группы Чиж и Со.
Сначала хотелось всё это проигнорировать, разленился. Возможно был бодун.
Лера (жена) настояла, чтоб я собрался и поехал. Я уговорил её поехать вместе.
Поиграли, я будто бы свободы глотнул. Это после кабака то. Одно смущало — Чиж весьма неплохо владел гитарой и зачем ему ещё гитарист. Как мы поместимся?
Березовец заверил, что группа создаётся «чисто гитарная» и уже пора садиться в студию и писать альбом.


 

Ресторан я покидал с лёгким сердцем, бодрило даже брошенное в спину, что теперь у меня никогда не будет бесплатного ужина.

По поводу перспектив и востребованности музыки в 90-х.
Для начала, надо было видеть директора группы Игоря Березовца. Это атлант, который на одном плече вынес из девяностых Чижа с компанией, а на другом ларёк со сникерсами.
Все наши летания в облаках, благодаря ему, за три секунды превращались в осязаемые материальные объекты.
Однажды он собрал всю группу, с жёнами, детьми. Отказ не принимался. И просто отвёз всех в Хельсинки на концерт Rolling Stones.

Конечно, надо сказать и о музыке. У нас неплохо получалось. А привнесение Чижом народного звучания в рок-музыку реально пробивало залы. Может я и не был в восторге от песен с явно казачьим оттенком, зато мы могли и блюз поиграть на большой аудитории. Типа, сами там разберутся, кому что нравится.

 

Сенсаций.Нет: Помимо «Чиж и Со» ты довольно периодично выпускал сольные альбомы…

Михаил Владимиров: Ну, я всегда чего-то писал, записывал. Жаль что пара альбомов группы Азарт, куда-то пропала. Это ещё в те времена, помню на бобинах они были.
Потом, пока играл в Мифах, записал альбома три. Липсон всегда на басу, барабаны программируемые. «Малиновые берега», «Наяву и во сне». Ещё был какой-то сборник.

Записывали в общем-то для себя, в надежде, что кому-то «зайдёт». Ну всё-таки несколько песен в свой репертуар взяли Мифы. Хоть таким образом они реализовались на широкий круг.

Пока играл в ресторане, ничего не записывал. Это заведение забирало всю энергию, без остатка.

Когда уже начал играть с Чижом, продолжил параллельно развивать своё творчество. Тем более что и ребята и Чиж с удовольствием помогали. И Лёша (Алексей Романюк — бас-гитара) и Вовка (Владимир Ханутин — первый барабанщик «Чиж и Со» в период 1994-1998 г.). Женька (Евгений Баринов — аккордеонист и перкуссионист с 1998 г.) потом пришёл.
Фёдоров Игорь сыграл и в «На грани изумруда», и «Дети Красного зомби». Вова Ханутин — в «Размах крыльев».

Кстати, альбом «Размах крыльев», начали писать с подачи Игоря Березовца. Он пообещал что выпустит CD. Так и вышло.

В общем всем им я благодарен, тем кто был рядом. Они и записывались в моих альбомах, и записывали: Юра Морозов, Лёша Рацен, Юра Щербаков, Барашкин Лёша.

С какого-то момента, стало возможным иметь небольшую студию дома. Техника шагнула вперёд. В этот-то момент и появились вновь на моём горизонте, не павшие духом осколки группы Мифы. В лице Липсона на басу и Андрея Вепрова на барабанах.

Хоба Live на концерте - фото из личного архива М.Владимирова

Хоба Live на концерте — фото из личного архива М.Владимирова

Предложили сделать группу, в качестве моего сольного проекта. Решили назвать «Владимиров & Хоба Live». Записали пару альбомов, съездили в пару городов. Это всё происходило на фоне гастрольного графика «Чиж и Со». Некоторые треки вошли в две виниловые пластинки., выпущенные в 2015 году «Хоба Live — Волшебник Ёханабадена».

В 2011 Липсон ушёл навсегда. Какое-то время я ещё использовал название группы.

Так же неплохой проект был, под названием «рок-н-ролл.ru». Удалось собрать вместе Чижа, Геннадия Барихновского, Глеба Малечкина, Святослава Задерия. Всего и не вспомнишь.

Отдельно хотел бы упомянуть так же Алексея Рацена. Который не только помогал в записи альбомов, но и сыграл некоторое количество треков на ударных.

Сенсаций.Нет: Как бы ты кратко (каждого буквально одним предложением) охарактеризовал людей, с которыми ты играл в «Чиж и Со». Чиграков, Романюк, Баринов, Ханутин, Фёдоров, Доценко, Назимов, Даша с Мариной…

Михаил Владимиров: Во-первых, я бы расширил список. Олег Гончаров, Саша Докшин, Алексей Барашкин, Новожилов Андрей, Юрий Морозов, Игорь Березовец, Асанов Андрей, Сергей Широков.
Всё это «Чиж и Со», в разные периоды. Если кого-то и забыл, то уже мои пробелы. А… Юля Лебединова!

Но тут дело такое — одной строчкой явно не получится, а если рассказывать про всех так, как они того заслуживают — то выйдет целая книга…

Сенсаций.Нет: Хотелось бы узнать, с кем из барабанщиков в группе тебе игралось легче всех. Несмотря на то, что текучка в группе была не очень большая, однако барабанщики менялись чаще всего.

Михаил Владимиров: Когда играл Вова Ханутин, всё только начиналось, рождалось иногда прямо на сцене.
Потому и осталось в памяти глубже всего. Да все играли классно, плохих не было. Даже когда никого не было и Жене Баринову пришлось временно сесть за барабаны, мне и тогда понравилось. Будто вернулись в прошлое.
Доца (Игорь Доценко — барабанщик периода 2010 — 2014 г. до этого играл в DDT), супер музыкант. Жаль что так и не удалось с ним сделать записи. Хоть бы с Чижом, или сольно. Хорошо хоть видео какие-то есть.

Сенсаций.Нет: «Чиж и Со» очень много гастролировали. И, понятное дело, наверняка есть дофига всяких историй, которые случились за время поездок…

Михаил Владимиров: Да нечего рассказывать, чаще всего шутка повторенная дважды превращается в глупость. А история определённых людей, понятна только им одним.
Гастроли вещь однообразная. Прибытие, настройка, обед, концерт, убытие. В этом что-то есть, но опять же, понятное определённому кругу.

Но если не брать специфический юмор гастролирующих музыкантов, то неожиданной историей было совместное выступление с легендарным Кеном Хенсли на фестивале «Рок над Волгой» в 2009 году. Мы узнали о совместном концерте за неделю примерно. Возможно информация поступила и раньше. Ну, мы привыкли, что у нас всё так.

Насколько помню и не репетировали даже. Нам прислали список из четырёх песен и аудио-записи, на которые надо ориентироваться, и каждый дома самостоятельно разобрал. Кто-то, может, не разбирал, а просто вспомнил — фанатели же в юности по «Юрай Хип» (Uriah Heep).

По приезду прогнались пару раз уже на саундчеке. Музыка-то в принципе не сложная, мелодичная. Мне кажется, что и какого-то специального отбора среди групп не было. Возможно Кен и послушал какую-нибудь нашу запись, полминуты.

Но, скорее всего, мы совпали географически и по времени. С таким же успехом мы могли бы подыграть и нашему Юрию Юлианычу Шевчуку.

Кен всё держал на своём инструменте. Где-то это были клавишные, где-то акустическая гитара. Я старался играть поменьше, вернее только суть. Чтобы случайно его не напугать. Помню что он сильно тянул назад, как на многотысячный стадион. Каждая нота, каждая фраза весомо. Килограммов на сто. Возможно это почерк Юрай Хип.

С нашей стороны вышло всё излишне академично. Не импровизировали совсем. Была бы хотя бы одна репетиция с Кеном, наверняка бы придумали место для импровиза. А так осталось действовать по врачебному принципу «Не навреди!».

Сам по себе Хенсли — весёлый, жизнерадостный иностранец. Без тревог и комплексов. Радостно с нами сфоткался после концерта. У них это особый ритуал, так показалось.

Сенсаций.Нет: «Чиж и Со», в отличие от большинства русско-рокеров первого эшелона, довольно много импровизировали на концертах. Несмотря на наверняка изнуряющие концерты и пусть довольно большой набор, но всё же одних и тех же песен, есть ли такие которые ты действительно любил и любишь до сих пор? Или «это моя работа!» и пофиг, что сказали — то и играешь…

Михаил Владимиров: Импровизация — это и есть фишка группы. Это стало понятно ещё на собеседовании с Чижом, на сцене рок клуба в 1994 году.
Да и концерты, никакие не изнуряющие. Изнуряющие переезды, перелёты.
Самые любимые, две песни. «Она не вышла замуж» и «Перекрёсток». Было бы таких побольше. Плохих-то песен вроде и нет. Одни интереснее, другие попроще.

Сенсаций.Нет: Этот вопрос нельзя не задать. Для всех поклонников был очень неожиданным твой уход из группы в 2017. И пусть Чиграков — это лицо группы и основной её вектор, но за 23 года все привыкли, что Миша Владимиров — это неотъемлемая часть группы. Часть уникальности. Саунд. Что случилось? Почему после стольких лет всё, что официально написали на сайте — это «Михаил Владимиров покидает группу по состоянию здоровья». Как-то маловато за всё совместно пережитое.

Михаил Владимиров: Да просто кончился гастрольный ресурс. Выработался. Не мог больше быстро перебегать с вокзала на вокзал. Тем самым мог подвести группу. Например, отстать от поезда. Как потом меня вытаскивать из чужого города? Состояние здоровья, однако. Опять сработал поворотный механизм. Помню, Доца относил свои барабаны, бросал их в купе. Потом прибегал ко мне в начало перрона, брал у меня гитару и сумку и мы вместе шли к вагону. Ну вот его уже нет, а я всё сижу вспоминаю…

Для всех это было испытанием. И для меня, и для Чижа, и для группы. Будто кто-то решил посмотреть, чего же они теперь будут делать. Бывает так, что продуманное, сконструированное, плотное вдруг рассыпается без видимых причин. Будто интерес пропадает, пропал и всё, как и не было.

А бывает что на ровном месте, где ни воды, ни травы целые города вырастают. Как говорится: «Не продуман распорядок действий». Наверное всё-таки не важно сколько ты прожил, важно сколько километров у тебя за спиной.

Сенсаций.Нет: Расскажи про свою сегодняшнюю жизнь. Чем живёшь и какой музыкой занимаешься.

Михаил Владимиров: Возможно вернулся к тому, с чего начал. Но хоть не с пустой головой, а с ящиком в котором когда-то комбик возил, полным всяких идей. Музыка по прежнему, гитарная.
Но всё же лучше обсуждать что-то готовое. А то удачи не будет.

Автор поста: Василий Виноградов