«Урановые хвосты» газетных публикаций

Новость о том, что в Россию из Германии ввезли тонны ядерных отходов — «урановых хвостов» для захоронения будоражит умы людей. Пока отдельные журналисты нагоняли страх, пересказывая «экспертные мнения» пары человек, «Сенсаций.Нет» пытались пообщаться с учеными…

… И так получилось, что ответы на поставленные вопросы нами получены так и не были. Не будем говорить имена ученых и институты, в которые мы обращались. Ответы там были примерно такие:  — Мы не уполномочены, потому, что не очень хорошо знаем подноготную.

— А что тут опровергать? «Эксперты — экологи» говорят глупости, будем объяснять почему, сами будем выглядеть так же.

— За перевозку так называемых «урановых хвостов» отвечает «Росатом», обращайтесь туда.

— Нам кажется, что мнение ученых на волне этого хайпа просто не будет услышано, потому не хочется тратить время.  

В итоге получается, что пока так называемой «свободой слова» пользуются шарлатаны и люди далекие от понимания ядерной физики, которые поднимают волну паники, настоящие ученые отмалчиваются, ибо «не хотят даже стоять рядом с этим». Правда у отдельных коллег есть мнение, что ученые попросту боятся лишиться работы, если скажут что-то не то или их (как обычно и бывает) как-то не правильно интерпретируют журналисты.

Однако нашей коллеге из издания «Новый Проспект» Ольге Головиной удалось уговорить доктора химических наук, сотрудника Института ядерных исследований РАН Бориса Жуйкова дать интервью для прессы. Обычно мы ловим коллег на лицемерии, глупости, лицемерии и откровенной лжи. Сегодня совсем не тот случай. Снимая шляпу перед Ольгой и ее профессионализмом мы, с позволения редакции «Нового Проспекта», без купюр перепечатываем фрагмент этого интервью:

Чем обедненный гексафторид урана ценен или, наоборот, бесполезен для атомной энергетики? Насколько и чем опасен?

— Гексафторид урана (UF6) — весьма опасное ядовитое вещество, хотя его токсичность ниже, чем, например, ртути или свинца. Опасность состоит в том, что это вещество довольно летуче (температура сублимации 56  С). Поэтому при разгерметизации сосуда оно испаряется, в присутствии воды подвергается гидролизу и легче распространяется.

Переработка гексафторида урана, направленная на то, чтобы превратить его в менее опасное вещество, состоит просто в переводе урана в нелетучее соединение. Радиационная опасность ОГФУ несравнимо ниже, чем химическая опасность. Поэтому называть это ядерными отходами некорректно, хотя какая-то радиоактивность есть. С другой стороны, существуют многие тысячи не менее опасных веществ, которые производятся и перевозятся в больших количествах. Условия хранения, конечно, должны жестко контролироваться, но это так же актуально, как контроль над хранением других опасных веществ. Значительных аварий с хранением ОГФУ у нас, слава богу, не было, а небольшие утечки не так уж страшны.

ОГФУ может использоваться в ядерной энергетике для дополнительного извлечения урана-235, для приготовления МОКС-топлива и использования в реакторах на быстрых нейтронах — Россия по этим технологиям впереди многих, а также для изготовления защитных контейнеров и другого защитного оборудования из обедненного металлического урана.

Борис Жуйков, «Новый Проспект»

скриншот интервью с портала «Новый проспект»

Целиком интервью с настоящим ученым (а не «экспертом по всем наукам») можно прочитать по этой ссылке.


Не дайте новостям себя обмануть!