Шанхайский след Мариинского театра в истории Великих Лук

Шанхайский след Мариинского театра в истории Великих Лук

Революции, история Российская, мигранты, китайский город Шанхай, Мариинский театр и все это в тесной связке с балетом и городом в Псковской области Великими Луками. Сегодня наш музыкальный обозреватель Василий Виноградов выступает в довольно необычном амплуа — историка-краеведа. И естественно эта история тесно связана с музыкой и творчеством.

В этой истории сошлось всё: и колониальный Шанхай, и балетные традиции «Мариинки», и «предсердье Москвы», которое испокон веков кличут Великими Луками.

Знакомясь в первый раз с этой историей, диву даёшься современным кинодельцам, которые то ли по неведению, а то ли прямо из каких-то реально вредительских намерений придумывают предельно бредовые сюжеты или извращают уже случившиеся события так, что не иначе как шлаком получившийся продукт язык назвать и не поворачивается. Казалось бы, бери готовые судьбы людей и делай в режиме «зачем что-то менять, если и так дух захватывает!», но об этой истории кино не снимут — ни «кровавой гэбни» тебе, ни шпионских игр. Радует одно — сюжет от этого менее интересным не становится. Не верите? Тогда читайте дальше.

Коллаж Андрея Зайцева

Великие Луки ни в одни времена не был большим городом, но всегда был городом исторически значимым: то форпост западных рубежей древней Руси, то «малый Сталинград» во время Великой отечественной войны. Здесь начинал молодой режиссёр Сергей Эйзнштейн, работал основатель «не евклидовой геометрии» академик Иван Виноградов, провёл детство полководец Константин Рокоссовский, творил композитор Модест Мусоргский и задолго до всего этого показушного феминизма вошла в мировую историю математик Софья Ковалевская. Согласитесь, что для маленького городка — солидный список. Но причём тут, всё же, балет?

Начнём сначала и, как водится, издалека.
В 1903 году появилась на свет Евгения Павловна Баранова. Ей повезло родиться в купеческой семье и быть любимой родителями настолько, что увидев увлечение дочери к танцам, они переезжают из Великих Лук в Санкт-Петербург и отдают её в балетную школу. Окончив обучение и будучи высоко оценённой в своих успехах, Евгения Павловна была принята в труппу Мариинского театра, где впоследствии стала солисткой во множестве балетных постановок, ставленных на сцене этого исторически важного учреждения культуры.
В Мариинском театре, кроме всего прочего, Евгения Павловна знакомится с Николаем Михайловичем Сокольским — своим будущим мужем. Помимо выдающихся качеств, как танцора, у Сокольского открывается талант к постановочной части и он время от времени занимается и преподавательско-хореографической деятельностью. Однако, привычное творческое развитие, да и весь ход истории Российской Империи меняет 1917 год.

Супруги Сокольские. Начало 30-х. Великие Луки. Из архива ДК им. Ленина
Супруги Сокольские. Начало 30-х. Великие Луки. Из архива ДК им. Ленина

Мариинский театр не миновала участь быть переведённым в разряд «государственных», что само по себе и не плохо, но новая власть требовала искусства более приближенному к простому народу, которому балет до Революции был попросту недоступен, а следовательно — не всегда понятен.

Но при этом, знаменитая «Мариинка» не была ни закрыта, ни преобразована во что-то иное. Это случилось во многом благодаря работе наркома просвещения Анатолия Васильевича Луначарского. И вот в молодом советском государстве уже закончена гражданская война, вовсю процветает эпоха НЭПа, а классические постановки Мариинского театра с успехом идут, как на родной сцене, так и в Европе, где за организацию и продвижение творческого объединения «Русский балет» с успехом взялся Сергей Павлович Дягилев, неоднократно проводя в Париже при полных залах «Русские сезоны» балета.
В 1929 году Дягилев к искренней скорби балетной труппы скончался, оставив, тем самым, коллектив без мощной администраторской поддержки.

Супруги Сокольские. Предположительно конец 20-х. архив ДК им. Ленина
Супруги Сокольские. Предположительно конец 20-х. Архив ДК им. Ленина

Период с 1929 г. до обоснования Сокольских в Шанхае практически не изучен, ввиду отсутствия хоть каких либо сведений, поэтому можно лишь предполагать, как развивались события. Возможно, ввиду происхождения Евгении Павловны или подозрений новой власти в связях с белоэмигрантами, коих хватало в том же Париже, Сокольским пришлось перебраться в Харбин, а впоследствии — в Шанхай, который и сейчас-то исторически считается «городом возможностей», но и тогда уже темпами развития его никак нельзя было отнести к «какому-то городку в каком-то Китае».

Шанхай в те времена был поделён территориально на зоны влияния между разными, в основном европейскими, странами. В 1931 году в Шанхае, недалеко от восточно-японского побережья открылся театр «Лайсеум» (LYSEUM), который стал негласным «рассадником» русской культуры во французской концессии города.

Театр "Лайсеум". 1931г. Шанхай. Из архива ДК им. Ленина
Театр «Лайсеум». 1931г. Шанхай. Из архива ДК им. Ленина

Казалось бы, зачем это французам? Всё просто — деньги и престиж. Давно у человечества исторически сложилось так, что при мало-мальском успехе какого-то дела почти всегда вся слава достаётся самым удачливым первопроходцам. Позиции русского балета даже сейчас незыблемы и надо ли говорить, что в первой половине двадцатого века увлечение оным, как и он сам, являлись мощным культурным явлением. Подчеркнём — успешным культурным явлением. Поэтому, в таком круглосуточно бурлящем многонациональном городе, как Шанхай, этот союз был выгоден, как французской стороне, так и русской балетной труппе. Как выяснилось позже, не менее выгодным приобретением в развитие культуры эта коллаборация стала не только для Шанхая в частности, но и для всего Китая в целом.

Билет в театр "Лайсеум". Шанхай. Архив ДК им. Ленина
Билет в театр «Лайсеум». Шанхай. Архив ДК им. Ленина

Весь третий этаж театра был отдан под занятия балетом. И если поначалу в постановках участвовали танцоры имеющие опыт, по тем или иным причинам оказавшиеся в Шанхае, то спустя некоторое время, помимо этого при театре была открыта балетная школа. Это позволило в буквальном смысле выращивать себе кадровый резерв и в конце концов случилось то, что и должно было случиться в этих условиях — классическому русскому балету стали обучаться и представители великого китайского народа.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Постоянное место прописки труппы и наличие возможности обучения новых танцоров позволило Сокольскому ставить классические постановки, пользующиеся успехом у публики: «Щелкунчик», «Собор Парижской Богоматери», «Конёк-Горбунок», «Спящая Красавица», «Шехерезада», «Садко» и т. д. Помимо родной сцены балетная труппа ездила на гастроли в разные города Китая и неоднократно была в Японии. За всё время нахождения в Китае, балетная труппа Сокольских находилась на самообеспечении, не получая никакой материальной помощи от правительства Китая, что только подтверждало высокий уровень школы русского балета и твёрдый зрительский спрос на посещение спектаклей, поставленных Сокольскими.

Однако, в 1959 году Сокольские вернулись в Советский Союз. Основных причин этому решению было несколько: возрастающая с возрастом тоска по Родине и изменение статуса театра «Лайсеум», который стал государственным. Но в государственном учреждении могли работать только граждане Китая, что ставило Сокольских перед выбором — окончательно натурализоваться в Китае или искать своей балетной студии другое пристанище. Равновесие неопределённости выбора в конце концов сместилось в сторону возвращения. И финальной точкой этого путешествия был выбрано родной город Евгении Павловны — Великие Луки. Оказывается, что все эти годы она поддерживала письменную связь с Евгением Викторовичем Галаповым, который на тот момент был руководителем Драматического кружка в ДК им. Ленина.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Вернулись Сокольские в Великие Луки не с пустыми руками, а привезя с собой увесистый багаж из костюмов и декораций, часть которых была с ними неразлучна ещё со времён Мариинского театра!
Через несколько лет после возвращения, балетная труппа ДК им. Ленина под руководством супругов Сокольских насчитывала чуть больше ста человек. Таким коллективом с успехом ставились на сцене ДК не только привычные балетные программы вроде «Лебединого озера» или «Пиковой дамы», но и отдельные танцевальные номера народов Советского Союза. Не единожды, при совместном взаимодействии с другими коллективами ДК, проходили постановки и театрализованных представлений или музыкальных спектаклей, как например «Снегурочка» или «Свадьба в Малиновке». Часть костюмов и декораций бережно хранится в архивах ДК и так же, как дань уважения, используется в современных постановках тех самых программ, что когда-то срежиссировали Сокольские.

А что же «китайский след»? Театр «Лайсеум» существует до сих пор. Современный исследователь истории искусства Китая Чжан Тянцзяо отмечает, что практически все выдающиеся балетные танцоры страны, признанные за последние 70 лет — это либо ученики, либо ученики учеников Сокольских, чьи имена в стране известны в России на уровне Майи Плисецкой или Анны Павловой.

Свой земной путь Елена Павлова и Николай Михайлович завершили так же в Великих Луках в середине 70-х годов двадцатого века.

Супруги Сокольские. Начало 70-х. Великие Луки. Из архива ДК им. Ленина
Супруги Сокольские. Начало 70-х. Великие Луки. Из архива ДК им. Ленина

Автор поста: Василий Виноградов