Партизанский обоз для спасения Ленинграда

Партизанский обоз для спасения Ленинграда

Из сводки Совинформбюро за 1 марта 1942 года: «Несколько объединённых партизанских отрядов Ленинградской области под руководством товарищей H. и Б. внезапно атаковали группу немцев. Во время боя партизаны перебили 20 оказавших сопротивление немецких солдат, а 40 солдат и одного офицера взяли в плен. Отряд захватил 7 пулемётов, 5 автоматов, 10 винтовок, 2 ящика гранат, 16 тысяч патронов, 3 радиостанции и 64 подводы с продовольствием и обмундированием».

В это же самое время партизаны Ленинградской области вместе с жителями оккупированных немцами деревень тайно готовили еще одну опасную операцию:  снаряжали продовольственный обоз в блокадный Ленинград. В немецком тылу русским людям удалось совершить невероятное: собрать 42 тонны продуктов! А затем еще и провести этот «санный поезд» из 223 подвод по лесному бездорожью и пересечь дорогу, которую контролировали немецкие войска.

На трассе Старая Русса — Холм, неподалеку от деревни Жемчугово, стоит памятный знак. На обелиске написано: «Здесь 12 марта 1942 года пересек линию фронта партизанский обоз с продовольствием для блокадного Ленинграда». Еще один мемориал в соседней, Псковской области, обозначает отправную точку маршрута – деревню Нивки. Между этими населенными пунктами  – около 120 километров: по нынешним меркам это всего 1,5 — 2 часа езды на машине. А в 42-м году, чтобы преодолеть это расстояние, возницам понадобилась целая неделя. Обоз двигался ночами, через леса и болота Ленинградской области.

Теперь это территории двух регионов: Новгородского и Псковского. Здесь с августа 41-го по сентябрь 42-го года действовал первый Партизанский край.

Дело в том, что между основными городами и железнодорожными станциями, захваченными немцами в начале войны (Старая Русса, Дно, Холм, Бежаницы) располагалась обширная территория почти в 10 тысяч квадратных километров. Местные леса и болота стали надежным убежищем для партизанских бригад и отрядов.

Первое время новостей о том, что происходит на фронте, как живет осажденный Ленинград, у местных жителей почти не было. Немцы распространяли страшные слухи о том, что город взят, и они вот-вот пройдут парадом по Дворцовой площади.

В феврале 1942 года в штаб 2-й партизанской бригады, располагавшейся в Серболовских лесах (Поддорский район Новгородской области), прибыл начальник партизанского отдела Северо-Западного фронта, полковник Алексей Асмолов. Он вспоминал об этом так: «У меня был номер «Ленинградской правды» с извещением  городского отдела торговли о нормах выдачи хлеба на февраль: по 250 граммов рабочим и инженерно-техническим работникам и по 125 граммов служащим, иждивенцам и детям. Конечно, те, кто собрался на совещание, знали о крайне бедственном положении  трудящихся Ленинграда, но конкретные цифры совершенно удручающе подействовали на присутствующих».

Полковник Алексей Асмолов

Тут же было принято решение: нужно постараться найти хлеб для Ленинграда. По деревням пошли представители партизанских оргтроек.

– Приходили тайно в каждый дом и рассказывали о трудном положении Ленинграда, – рассказывает Елена Григорьева, заведующая Поддорским краеведческим музеем. – Конечно, люди шли на риск. Если бы их обнаружили (а немцы были вокруг), это означало бы неминуемую смерть. Причем смерть не только того человека, который находился на собрании, но и всей его семьи.

Несмотря на страшную опасность, каждый, кто сдавал продукты для ленинградцев, расписывался под коллективным письмом жителей Партизанского края. Одно из таких собраний в деревне Великие Нивы чуть  не закончилось трагически.

Кто-то из предателей выдал, что в одном из деревенских домов проходит колхозное собрание, немцы окружили избу и открыли огонь, – рассказывает Елена Григорьева, – в этот момент жители деревни как раз ставили свои подписи. При нападении был убит руководитель Волотовского подполья Павел Васькин. Один из бойцов спрятал тетрадки под одежду и выскочил в окно. Почти в упор в него выпустили автоматную очередь, он упал, но, понимая, что если тетради найдут, то всему партизанскому краю придет конец, сумел спрятать их в снегу.

Тетради с тремя тысячами подписей целы до сих пор. Они хранятся в Российском государственном архиве  социально-политической истории.

Сейчас это кажется невероятным: как полуголодные люди зимой 42-го года смогли собрать столько продуктов. В одной только деревне Белебелка Поддорского района Новгородской области снарядили 37 подвод.

26-летняя Анна Никитина – местная уроженка. Вот уже 10 лет подряд она принимает участие в различных мероприятиях и реконструкциях партизанской жизни, которые устраивает Поддорский краеведческий музей.

Анна Никитина

Девушка не застала в живых свою прабабушку-тезку Дементьеву Анну Николаевну,  которая, как и многие другие жители Партизанского края, помогала снаряжать продовольственный обоз для ленинградцев, но рассказывает о далеких событиях так, как будто видела их своими глазами. Неудивительно, ведь она выросла на этих историях.

– Однажды постучались к бабушке, она испугалась, потому что была ночь… Оказалось, что это был знакомый партизан, – говорит Анна. – Он сказал: «Нюра, собираем обоз». Бабушка, естественно, помогала, ведь в Ленинграде были родители, родственники. Отдала петуха, это для того времени был ценный продукт. Вязала носки, варежки… Сушила картошку на печке, тоненько резала так, что-то вроде современных чипсов получалось.

5 марта 1942 обоз отправился в путь. Маршрут был тщательно продуман: подводы шли по лесам и замерзшим болотам ночью, в полной тишине. Впереди обоза двигался отряд разведчиков. Днем люди останавливались в брошенных деревнях, однако костров не разводили, чтобы не выдать себя. Ведь немцы знали об обозе и прочесывали местность на самолетах.

Наконец обоз дошел до шоссейной дороги между Старой Руссой и Холмом – это и был фронтовой рубеж. В ближайших деревнях (Жемчугове и Каменке) стояли немецкие гарнизоны. Перейти линию фронта партизанам помогла 8-я гвардейская дивизия имени Панфилова.

Проход назначили на 4 утра. Отряды автоматчиков залегли справа и слева от линии фронта и создали коридор в 1,5 километра. Почти час понадобился обозу, чтобы пересечь дорогу. Помешать партизанам немцы так и не смогли. 29 марта продукты, собранные жителями оккупированных немцами деревень, прибыли в Ленинград.

Фото автора и из военно-исторических архивов.

Автор поста: Ольга Летягина