«Мамонтовщина» как пример «кривого зеркала» компромат-журналистики

Раскрытые «страшные тайны» о коронавирусе, которые «власти скрывают» уже привели к уничтожению вышек 5G и отказам от прививок. Прием компромат-журналистики старый как мир и им до сих пор активно пользуются такие «мастодонты» как Аркадий Мамонтов. Рассказываем, как это работает и к чему приводит.  

Изображение Willgard Krause с сайта Pixabay

«Битва компроматов» – главное журналистское ноу-хау «нулевых». Самые высокие рейтинги в первые годы нового тысячелетия были обеспечены передачам, где показывали расчленёнку и мусолилось, кто с кем спит. И в наши дни десятки тысяч просмотров в интернете собирают громкие разоблачения под грифом «Совершенно секретно», способные утопить любого публичного персонажа и удержать на время эфира даже слепоглухонемых зрителей.

Раньше за скандальные расследования журналист мог заплатить ценой собственной жизни (Максим Максимов, Пол Хлебников, Анна Политковская… Из недавних примеров — украинский журналист Олесь Бузина) или мог быть преследуемым как официальными властями и силовиками, так и «теневыми структурами».  Сегодня почти все приёмы засекреченных расследований за сроком давности уже перешли в разряд штампов.

Расстраивает сама мысль: написанные кровью журналистов методики ведения расследования в руках некоторых оборотистых представителей «второй древнейшей» – лишь разменная монета, чтобы как можно эффективнее промыть мозги доверчивому зрителю. Кино – самое массовое из искусств – превращается в самое искусное из средств манипуляции обществом. То, что вчера было средством сбора материала (нередко – с риском для жизни), сегодня – средство создания художественной напряженности ради пущего эффекта. Прямые репортажи с места событий сменила «адская напиханка». Так, на сленге телевизионщиков, называется видеосюжет, смонтированных из «обрывков» разношёрстных эпизодов, объединенных общей темой.

Наши читатели неоднократно присылали нам с просьбой разобрать видео одного из самых громких фигурантов российской медиасферы, завсегдатае эфиров на различных телеканалах – Аркадии Мамонтове, который регулярно поднимает громкий гвалт вокруг пальмового масла. И примерно к таким выводам мы пришли, отсмотрев материал. Ссылок оставлять, наверное, не будем, дабы не распространять, ибо все это можно легко найти по названиям на Youtube.

Некоторое время назад он работал корреспондентом на телеканале «Россия 1». Учитывая репутацию, которой обладает «Россия 1» как федеральный канал вещания, можно было бы ожидать более убедительного выхлопа, но – увы. Крайне слабые, местечковые по всем параметрам работы, явно рассчитанные на самого недалекого телезрителя. Проблема осложняется еще и спецификой российского менталитета: если информацию передали по федеральным каналам, она сразу же обретает силу закона, аксиомы для всей страны. Через непродолжительное время информационный повод подхватили интернет-издания и youtube-каналы. Но «право первой ночи» осталось за телеканалом «Россия 1», поэтому кредит доверия к фильмам Мамонтова – незаслуженно весомый.

«Пальмовую антологию» Мамонтова можно взять за основу, чтобы понять, как современные телевизионщики создают фильмы-компроматы.

Привлечь и удержать

Зрителя надо напугать или заинтересовать, тогда он не будет вдаваться в мелочи, в которых, как известно, кроется дьявол. Именно поэтому львиная доля мамонтовских фильмов начинается с фирменного приёма – сгущения красок до тьмы Преисподней:

«Сегодня в России настало очень суровое время. Мы живем в условиях не просто эпидемии, а вирусной пандемии, которая охватила весь мир»

фильм «Зачем Россия распахнула ворота для ГМО?»

«Ваше здоровье зависит от того, что мы сейчас рассказываем»,
 Мамонтов смотрит пронизывающим взглядом и тычет в камеру толстым пальцем. Всё это – на фоне задника из нарисованных пальмовых листьев. Страшно очень.
фильм «Еда или яд?»

Практически во всех мамонтовских фильмах психологический эффект усиливает драматическая напряженная музыка, которая отвлекает внимание от текста, а, следовательно, и смысла происходящего.

Текст и посыл

Если разобрать практически любой «пальмовый» фильм с профессиональной точки зрения – это абсолютно антинаучный набор эпизодов и фраз. Информационная составляющая отсутствует напрочь.

Простота текста – залог успеха. Запоминаемость месседжа будет зависеть от концентрации «шок»-вопросов на единицу времени.

«С чего такая секретность? Что скрывается за этими заборами
«Еда. Опасный элемент»

«Как может спорить простой русский фермер с таким монстром?»
«Пальмовые берега»

«Русские продукты становятся мировым брендом. Но почему же тогда до сих пор нет жёсткого тотального контроля над теми, кто поставляет в Россию сотни тысяч тонн технического низкосортного пальмового масла, которое потом попадает в желудки наших детей и нас самих, отравляя всё и вся?»
«Еда. Опасный элемент»

«В 2018 году в Россию ввезли 1 миллион тонн пальмового масла и его фракций. Но какого оно качества? Чем мы отличаемся от Европы?» «Еда или яд?»

Сенсационный вопрос подразумевает сенсационный же и ответ. Это помогает сохранять интригу и держать зрителя в напряжении. При этом Аркадий Мамонтов с надлежащим пафосом и на полном серьёзе в ответ на свои же риторические вопросы выдает такие перлы, произнести которые у другого, менее искушенного в «чёрном»-пиаре журналиста, не повернется язык.

Лучшая форма обвинения – это дать зрителям возможность самим додумывать (преувеличивать) степень опасности (как известно, «у страха глаза велики») с помощью цветистых метафор:

«Пальмовое масло – это эрзац» («Пальмовые берега»). «Молочными продуктами это назвать нельзя. Это – мертвечина»
«Пальмовые берега 2»

«Производители пальмового масла – очень жадные люди. Они хотят как можно больше денег, денег, денег…»
«Пальмовые берега»

«Этот молодой человек фактически в одиночку вступил в борьбу с монстром, который готов на всё, когда речь заходит о прибыли» «Пальмовые берега 3»

«Мощного барьера перед «грязной» вредной продукцией у нас пока нет. В погоне за прибылью забыта главная ценность нации – её здоровье»
«Осторожно! Еда»

Чем менее конкретен текст обвинения – тем ниже риск судебного прецедента. Впрочем, авторской студии Аркадия Мамонтова не удалось избежать нескольких громких судебных разбирательств. На журналиста подавали судебные иски по защите чести и достоинства после бездоказательных обвинений в ряде репортажей. Так, иск ООО «Планета» на 300 млн рублей входит в число крупнейших исков о защите деловой репутации. Однако в удовлетворении жалобы было отказано с формулировкой: «истцом не представлено доказательств порочащего характера сведений, распространенных ответчиками и что в тексте сюжетов содержатся утверждения о событиях или иные сведения, способные умалить деловую репутацию истца».

В отношении фильма «Осторожно! Еда» коллегия  журналистов признала, что телепередача содержит неточные, ложные, искажённые сведения.

«Телезритель столкнулся с недобросовестным, предвзятым, тенденциозным истолкованием и комментированием информации, с недобросовестными приемами монтажа.»

Из заключения коллегии журналистов

Визуализация домыслов

В начальном эпизоде фильма «Осторожно! Еда» Аркадий Мамонтов с видимым отвращением швыряет в пластиковую миску глазированный сырок, сметану, творог, масло, сыр, печенье и, комично морщась на камеру, перемешивает их с пальмовым маслом. К чему этот импровизированный «миксер», и какие выводы зритель должен сделать из этих манипуляций – так и остаётся неясным.

Мамонтов вообще очень любит показывать то, о чём говорит. Этакий акын наоборот: вместо «что вижу – о том пою» – «о чём пою – то показываю». В передаче «Еда или яд?» он потрясает бутылками с техническим спиртом и водкой. «Спирт – технический. Выпил – и умер. А здесь водка, которая сделана из пищевого очищенного спирта. Выпил, повеселился, голова поболела, но не умер». И дальше – параллель с пальмовым маслом. Связь между русской водкой и тропическим сырьём по критерию «техничности» весьма призрачна, но их надо как-то поженить. Вот и женят, как могут.

Поджог творога в ложке, приготовление в лаборатории ВНИИМС (г. Углич) спреда и сырного продукта, сцена доения коровы бабулей в халате в ромашку под балалаечный наигрыш – все эти «опыты» должны в осязаемых образах донести нехитрую мысль: пальмовое масло – зло, а молоко из-под бурёнки – добро. В нашей стране до сих пор мыслят образами и заголовками: для многих достаточно пары фотографий перекормленных глицилолом крыс с опухолями и фразы «Ученые доказали: глицидиловые эфиры убивают», чтобы сформировать своё окончательное мнение.

Фактов нет, а осадок остался

По идее, наши коллеги обязаны работать с фактами, правда современным коллегам это не нужно –  можно работать только с предположениями. Как истины в последней инстанции в агрессивной манере подаются суждения, не выдерживающие никакой критики.

«Здесь всё вперемешку в этом эшелоне – нефть, газ, пальмовое масло и всё это в одинаковых цистернах», – Мамонтов тычет пальцем в проходящий железнодорожный эшелон. – «Всё похоже – вот видите?.. Мы только что снимали такие же точно цистерны, где якобы растительное масло. На самом деле, в этих цистернах уже везут не растительное масло, а нефтепродукты и сжиженный газ». («Пальмовые берега»)

«Вот за этим забором, за этими коваными железными воротами с копьями наверху держали 10 дней человека, которого заставили забрать исковое заявление, поданное против компании «ООО Пищевые Ингредиенты», которая нарушала экологию на побережье Черного моря» («Пальмовые берега 3»).

Вырванные из контекста фразы, искажение фактов, домыслы – на этих «трёх китах» создаются фильмы, которыми обманывают всю страну.

Из прямой линии с Президентом РФ В.В. Путиным (16.04.2016) было вырвано несколько слов:

«Определенное надувательство потребителя, конечно, есть». Полностью цитата звучит так: «Написать, что пальмовое масло убивает? Ну, это перебор, не все считают, что это уж так вредно для здоровья. Определённое надувательство потребителя, конечно, есть. Если в сыре, в масле сливочном, еще в каких-то продуктах большое количество пальмового масла, а продается это как натуральный продукт – то, конечно, в известном смысле есть доля надувательства потребителя».

Президент говорит о «надувательстве», имея в виду фальсификат, но волшебная сила монтажа перебрасывает тень подозрения с правонарушителей на сам продукт.  В реальности «молочку» подделывают любым растительным маслом, часто – подсолнечным, также используют говяжий жир, но все шишки сыпятся на несчастную пальму.

Любой опытный журналист знает: посеять зерно сомнения – иногда гораздо более действенный способ манипулирования сознанием, чем открытые обвинения.

«Не исключено, что, потребляя эрзац-молочко, которое эти алхимики производят, можно заработать целый букет серьёзных болезней»
«Пальмовые берега 2»

«По-видимому, этим предпринимателям есть что скрывать»
«Пальмовые берега 2»

«Ради сверхприбыли производители идут на разные ухищрения»
«Осторожно! Еда»

«Не исключено», «по-видимому», «возможно» – это слова, которые позволяют рядом с собой ставить обвинения любой степени тяжести, поскольку переводят всё сказанное в ранг «субъективного авторского мнения», за которое точно не засудят.

Несложный контент-анализ любого фильма Аркадия Мамонтова показывает типичное отношение к народу как к биомассе, которую «травят», «обманывают», «убивают»…

«Наш народ не обладает всей полнотой информации о пальмовом масле. Но опасается – и правильно делает»
«Пальмовые берега-3»

Подобный подход объясняется явным неуважением к умственным способностям своего зрителя. «Народ» – это неизбалованная биомасса, которую можно кормить экспрессивными зарисовками под громкую музыку. А нужные стереотипы вбивать в темя гвоздём повторения. Так, в разных своих публичных выступлениях Мамонтов повторяет одну и ту же цитату Космы Этолийского: «Тарелки ваши будут наполнены до краев, но еду невозможно будет есть». Мы насчитали четыре повтора, но, скорее всего, эта «сказка про белого бычка» далека от своего завершения.

«Мы берём тему, например, пальмовое масло и годами над ней работаем. В результате того что ты каждый год делаешь какое-то расследование, рассказываешь об этом и в конце концов что-то получается […] Это благодаря тому, что мы долбим эту тему на протяжении 6 лет»
«Мы живём в эпоху глобальной информации»

«Эксклюзив»

Мамонтову крайне важно показать, против течения какой силы ему приходится плыть, преодолевая сопротивление «пальмовых королей». «Мы проникли в мир этой теневой индустрии» («Пальмовые берега 2»).

«Словно речь идёт не о пищевом сырье, а о тайном оружии. Сейчас вы поймете – почему так всё скрытно»
«Пальмовые берега»

Любительское видео с трясущейся картинкой выдаётся за оперативную съёмку с места событий: «съёмки велись тайно, с риском. Всё засекречено». («Пальмовые берега») Так, «лишь под покровом ночи» Мамонтову и его съемочной группе «удалось подобраться к цистернам, из которых недавно слили пальмовое масло» («Пальмовые берега 2»). И что же выяснилось? Что цистерны не из нержавейки. Ужас! Кажется – сенсация. Но нет. В соответствии с действующим законодательством,  масло можно провозить в любых цистернах, независимо, из нержавейки они или нет, главное, чтобы они предназначались для пищевых грузов.

Скрытые съёмки, интервью на конспиративной квартире, свидетельские показания с размытыми лицами и измененными голосами – самому банальному эпизоду и спикеру это придаст нужной таинственности.

Если вы внимательно перечитаете рецепт «идеального компромата», то увидите, что в мамонтовских расследованиях самый главный «ингредиент блюда» – компромат – как раз отсутствует.

Что дальше?

В последнее время Аркадий Мамонтов переключился на «модные» темы коронавируса, генномодифицированных продуктов, онкологии. Жонглируя ими в произвольных комбинациях, он продолжает штамповать «сенсации». В своей новой работе «Зачем Россия распахнула ворота для ГМО?» журналист раскрывает ни много-ни мало заговор против человечества: якобы «глобальные игроки хотят держать на крючке” всё население планеты». В ход идут обкатанные приёмы:

безвкусная аляповатая риторика: «молоко с гноем», «лающая кукуруза», «мяукающие бобы», «ползающие арбузные семечки»;

– псевдоучёные: Аркадий Еделев – доктор наук с уголовным прошлым, Ирина Ермакова – «диссидент в научном мире» – искренне полагающая, что технологию ГМО дали нам инопланетяне.

– охваченный праведным гневом Мамонтов, использующий весь свой арсенал мимических средств выразительности: сложенные домиком пальцы, сжатые от негодования губы, раздражённое подергивание щеки и т.д. и т.п.


ИТОГ:
 Мир знает множество громких журналистских расследований. Фильмы Мамонтова даже не вторичны. В строгом смысле, это вообще не журналистика. Ни в одном из перечисленных фильмов нет ни качественной аналитики, ни чётко обозначенной гражданской позиции, ни добротного публицистического слога, которым славилась «старая школа» журналистики.

ВЕРДИКТ: Кто, как не собратья по цеху может раскрыть истинное лицо коллеги. Вот как отзывается о бывшем коллеге Евгений Киселев – один из создателей телекомпании НТВ – в своём интервью с «говорящим» названием «Должен покаяться: Мамонтова привёл я»:

«Я помню, что когда мы его отряжали в 98-м году делать репортаж из Свердловской области – это было связано с тем, что тогда заканчивалось дело о царских останках. Генпрокуратура объявила, что дело завершено, все экспертизы прошли и действительно установлено, что найденные под Екатеринбургом останки, принадлежат царской семье. Там было несколько материалов, в частности, Аркадий поехал снимать репортаж на место события, разговаривать с местными жителями, потом он уже продолжал эту тему в Москве. Меня он потряс, что однажды пришел и говорит: «Евгений Алексеевич, беда: останки, похоже, на самом деле настоящие». «Подожди, Аркадий, а ты верил в то, что все это подстроено, подложено?». «Да, очень хотелось, чтобы оказалось, что это фейк, что все придумано, из пальца высосано«».

Евгений Киселев

P.S. Мы будем продолжать следить за громкими «расследованиями» и «разоблачениями», информация которых попадает в уши и головы соотечественников посредством телевизоров и Youtube-каналов. Оставайтесь с нами, подписывайтесь на нашу группу «Вконтакте», не стесняйтесь задавать вопросы и присылать ссылки и не дайте новостям себя обмануть! 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *