Пара-пара-порадуемся! Максиму Дунаевскому — 77 лет

Пара-пара-порадуемся! Максиму Дунаевскому — 77 лет
коллаж Андрея Зайцева

Мешает ли успех таланту, а достижения прошлого признанию в нынешнем времени? Композитору Максиму Дунаевскому исполнилось 77 лет. О его творчестве и успехе в статье нашего музыкального обозревателя Василия Виноградова.

Сразу оставим за скобками факт, что Максим Дунаевский имел некий судьбоносный карт-бланш в виде отца, тоже успешного композитора, Исаака Дунаевского. Конечно, если рассматривать Дунаевского-старшего, как главный творческий ориентир и пример для подражания, то глупо отрицать влияние одного композитора на другого. Но «со стороны» всё же радостно, что принципы «сын за отца не отвечает» и «на детях гениев природа отдыхает» не относятся к династии композиторов Дунаевских никоим образом.

Справедливости ради, начнём всё-таки с отца — Исаака Осиповича Дунаевского. Вряд ли найдётся в нашей стране человек, учащийся в музучилищах или закончивший музыкальную школу, которому не приходилось бы играть сольно\в ансамбле\в оркестре увертюру из кинофильма «Дети капитана Гранта». А если и не играть, то хотя бы вдумчиво проходить и прослушивать на уроках музыкальной литературы. Но это, так скажем, важный пункт для спецконтингента — музыкантов. И пусть даже другой, без преувеличения, композитор поистине мирового значения Дмитрий Шостакович, весьма лестно охарактеризовал увертюру, как «симфоническое произведение большого накала и темперамента»…

Но для «простого народа» то получилось быть своим? Безусловно! Обычному слушателю, вероятнее всего, совершенно не интересно, кто там автор у любимых песен, поскольку ассоциативно привязка к любимым мелодиям идёт чаще всего либо к исполнителям, либо иным запоминающимся формам, вроде кинофильмов. Так, что если с «Детьми капитана Гранта» — это полное попадание в признание среди профессионалов, то «Широка страна моя родная», «Каким ты был — таким остался», «Дорогая моя столица», «Школьный вальс», «Ой, цветёт калина» и «Легко на сердце от песни весёлой» по настоящему ушли в народ, став частью культуры не одного поколения русских людей.

Максим Дунаевский был рождён за полгода до победы русского народа в Великой отечественной войне. Мальчик лишился отца в 10 лет, а ту же фамилию получил только в 16. Да и вообще, выражаясь сухими формулировками документооборота «был рождён вне брака», поэтому когда пришла пора учиться и выбирать дальнейший жизненный путь, то никто не помогал ему поступать в музучилище при Московской консерватории. Дунаевскому-младшему не только повезло застать в живых плеяду выдающихся советских композиторов: Альфреда Шнитке (крупнейший музыкальный теоретик, классический композитор и автор множества саундтреков для кинофильмов), Тихона Хренникова («Что так сердце растревожено», «Московских окон негасимый свет«) и Андрея Эшпая («С чего начинается Родина…», «Серёжка с Малой Бронной и Витька с Моховой», «А снег идёт»), но и обучаться у этих мастеров.

Как и полагается молодому и амбициозному человеку, Максим Дунаевский был склонен к крупным музыкальным формам и видел себя в будущем академическим композитором, но знакомство с Марком Розовским, режиссёром музыкальных спектаклей, видоизменило творческое направление композитора. С одной стороны, крупность форм практически никуда не делась, поскольку объём материала для мюзикла (тут уж без разницы, кино это или театр) всегда включает множество произведений, будь то арии главных героев, дуэтные или массово-хоровые номера или просто музыкальный фон, соответствующий текущим событиям художественного произведения.

Но, несмотря на комплексный подход работы в кино и театре, основную известность Дунаевскому принесли именно песни, пусть и входящие в более обширное музыкальное полотно.
Что мы помним из кинофильма «Д’ Артаньян и три мушкетёра» (1978 г.)? Крайне удачно подобранные образы главных героев и не менее неразрывные с этими образами песни: «Пара-пара-парадуемся», «Песня Атоса», «Ария Арамиса»… Да какую песню ни возьми: от драматической «Когда твой друг в крови» или совершенно второстепенной песенки служанки Кэтти — это точное музыкальное воплощение текущего момента произведения.

Кинофильм «Зелёный фургон» (1983 г.) был не столь успешен у зрителей, но атмосферу безвременья Гражданской войны так же помогла раскрыть музыка Дунаевского, а уж в непохожем ни на что мюзикле «Мэри Поппинс, до свидания!» (1983 г.) Максим Исаакович раскрылся настолько полно, что даже если бы он после «33 коровы», «Непогоды», «Леди-совершенство» и «Ветер перемен» не написал бы вообще больше ничего, то он всё равно остался бы в истории советской музыки яркой звездой. Но после этого ведь был ещё и не меньший хит в виде выдающегося мультфильма «Летучий корабль» (1979 г.)! «Пой частушки бабка Ёжка», «Я водяной, я водяной», «Ах, если бы сбылась моя мечта» — эти строчки знакомы минимум четырём поколениям детей и выросших из них взрослых, а сами песни до сих пор вызывают чувство какой-то родной теплоты, мгновенно объединяющей всех окружающих в одну большую семью. И наверняка же все ещё танцевали «взрывая танцпол» под первые ноты песни «Позвони мне, позвони!» из фильма «Карнавал» (1981 г.), который вряд ли бы настолько удачно выстрелил тогда, при всём уважении к остальной команде, работавшей над картиной.

Знаковым событием стал символический «мостик в прошлое», который построил композитор в память о своём отце, когда в середине 80-х в СССР пересняли «В поисках капитана Гранта» (1985 г.), где в качестве лейтмотива опять была использована мелодия Дунаевского-старшего, а остальную музыку написал уже Дунаевский-младший.

Талант композитора позволял работать ему в довольно полярных жанрах, поэтому в копилке достижений Дунаевского есть как, например, детские фильмы («Автомобиль, скрипка и собака Клякса» 1974 г., «Проданный смех» 1981 г.), так и, скажем, фантастика («Подземелье ведьм» 1990 г.) или даже сериалы («Убойная сила» 2004 г., «Граница. Таёжный роман» 2000 г.).

Помимо вышеописанного, Максим Дунаевский писал и отдельные песни для эстрадных исполнителей. Помимо советских грандов вроде Льва Лещенко и Эдиты Пьехи, или беспроигрышных вариантов с Михаилом Боярским («Всё пройдёт», «Городские цветы») и Николаем Караченцовым («Кленовый лист», «Моя маленькая леди») случалось и разовое сотрудничество с Любовью Успенской, Машей Распутиной и Татьяной Булановой.

Дунаевский продолжает заниматься музыкальным творчеством, придумывая музыку для различных театральных постановок. И пусть они не настолько широко известны, как уже признанные десятилетиями хиты, но Максим Исаакович продолжает двигаться вперёд и кто знает, может в копилке любимых песен добавится что-то новенькое и не менее любимое.

Редакция «Сенсаций. Нет» присоединяется к множественным поздравлениям в связи с 77-летием Максима Дунаевского, ставя на повтор внушительный плей-лист песен, которые не надоедает слушать.

Автор: Василий Виноградов