Романтика и смех под грустную канонаду

Романтика и смех под грустную канонаду
Дарья Живолуп

«Война со всех сторон, а я опять влюблен» — эти строки стали девизом моего ноября 2014 года. Как вы уже поняли, я оказалась под воздействием холеры, поражающей все жизненно важные органы. Мой друг, с которым я делила свои вечера на первом курсе колледжа, уехал в Киев продолжать дальше учиться на программиста. Его семья была вынуждена эвакуироваться из Камброда, регулярно обстреливаемого района Луганска, в деревню около Счастья, подконтрольного Украине.  В итоге фронт к концу лета стал перемещаться в их сторону и военный конфликт вынудил искать себе другое место для счастливого будущего, а я осталась там, где этого будущего могло и не быть.

Так вот, поплакав пару недель и понастальгировав под песни «Сплина», я познакомилась с парнем из Свердловска (в Луганской области есть такой город — не путать с Екатеринбургом — прим. «Сенсаций.Нет»). Мы были из числа 12 человек, которые на тот момент жили в здании университетского общежития. У нас была компания из на тот момент глубокого тыла, который уже пережил все волнения и бомбежки, фронт же перемещался на север некогда Луганской области. Горячей точкой оставалась Станица Луганская, от нашей общаги до которой было около десяти километров.

коллаж «Сенсаций.Нет»

Пятиэтажное здание было полностью в нашей власти. Многие комнаты были закрыты, так как студенты не успели вывезти свои вещи, в спешке покидая охваченный огнем Луганск. Несмотря на доносящиеся взрывы, осознание всей опасности, лично я считала общагу тем местом, где мне было хорошо и безопасно. Комнату на тот момент я делила со своей сестрой, вдвоем против всего мира. Мы одни из первых кто вернулся, так что нам досталась лучшая жилплощадь на все здание. Повезло не только в этом, в отличии от большинства населения Луганска, мы были со светом и водой, так как нашими соседями были ребята одного из батальонов ЛНР. Вместе с сестрой в этой комнате мы пережили множество бессонных ночей, покой которых нарушало дребезжание старых оконных рам и звуки доносящихся взрывов. Паниковать мы не любили, поэтому обычно заливались смехом, будто пытались отпугнуть опасность, нависшую над нами.

Вечера проходили в компании друзей, там же я познакомилась с тем самым парнем, который украл мой покой на некоторое время. Вместе мы ездили из дома, который у нас находился в области, на учебу, приходилось группироваться так как были проблемы с транспортом. Вместе готовили жареную картошку, играли в крокодила и пережидали вечера без света. Да, такое было достаточно часто, линии электропередач только восстанавливались, некоторые из них повторно повреждались, так как боевые действия никто не отменял. Мы привыкали к непривычной для нас жизни у линии фронта со всеми ее вытекающими. Комендантский час – одно из новшеств, с которым пришлось столкнуться. Он запрещал передвижение по улице с десяти вечера до пяти утра. Нарушать его никто и не пытался, так как комендатура по законам военного времени имела широкий круг полномочий ( Донбасс идет на рекорд по самому продолжительному комендантскому часу, который до сих пор действует на наших территориях — прим. автора).

Как вы понимаете, романтика в таких условиях была практически невозможна. Вместо кинотеатров и букетов мы смотрели Гарри Поттера, скаченного в далекие и мирные времена. Он встречал меня после пар, когда я поздно возвращалась, так как девушкам не совсем безопасно было ходить в одиночку по опустевшему городу, отвлекал, когда взрывы приближались и в моих глазах возникал страх. Еще одним общим делом было наблюдать из окна на пятом этаже за тем, как бомбят Станицу, а после я шла спать, война была во сне и наяву.

Автор поста: Дарья Живолуп