Site icon Сенсаций.Нет

Игорь Сандлер. Человек и фестиваль

Игорь Сандлер в студии. Коллаж Андрея Зайцева

«Политика разъединяет, а вот музыка — объединяет!» — так любит говорить Игорь Сандлер, продюсер и музыкант, радиоведущий и концертный промоутер в одном лице. Его считают другом многие музыканты с мировым именем, чуть ли не с трапа самолёта спешащие к нему в гости, а масштаб проводимого им музыкального фестиваля заметен с любой точки обзора. Об одноимённом организатору фестивале, который пройдёт с размахом в начале июля в Москве, читайте свежее интервью Игоря Сандлера, специально для «Сенсаций.Нет».

— В это сложное время концепция SANDLERFEST и то, что вы делаете для организации этого фестиваля, выглядит, как благотворительность. Имеется ввиду, бесплатный вход для зрителей на большую часть локаций и вполне доступную цену билета на главную сцену. Как у вас так получается?

— Единственное, что могу ответить — Бог помогает. Это первый пункт. А второе — я уже два месяца сплю по два часа в сутки, чтобы максимально быть на связи и в гуще событий. Вот буквально, ложусь спать в четыре-пять утра, а в восемь — я уже отвечаю на звонки, разгребаю электронную почту и делаю все действия, которые присущи любому организатору какого-то концерта. Переговоры, договоры и внимание ко всем деталям, позволяют добиться такого результата.
Действительно, восемьдесят процентов концертных площадок, которые будут частью SANDLERFEST зрителям будут доступны бесплатно. Итого, будет пять сцен, где только главная — в «Зелёном театре» — будет с платным входом. Это мой такой широкий жест и подарок всем истинным ценителям настоящего рока. Прогрессивного рока.

— Прогрессивного рока? Глядя на афишу фестиваля, такого не скажешь…

— Но тут, как бы, многополярная история. Если по настоящему, то прогрессив-рок — это группы Yes, Genesis, King Crimson, Pink Floyd, Gentle Giant… Масса коллективов! Бомбические команды!
Но применительно к SANDLERFEST, я имею ввиду нечто другое. Намного большее. Прогрессив-музыка — это та музыка, которая была прогрессивной среди мыслящих людей, которые реально ценят качество. Я не беру при этом, скажем, диско или панк-рок, они прекрасны и я их не отвергаю. Но если брать рок-фестивали, как таковые, то ни один из них не ставит во главу угла то самое качество исполняемой музыки. Популярность — да, а качество уже прилагается как бы в довесок. Мне же ближе именно «умная» музыка.

— То есть, условно, Вы разделяете музыку на «умную» и «для ног»?

— Да. На концертах «умной» музыки, люди приходят послушать и подумать. Под музыку «для ног» можно просто отрываться попрыгать, потолкаться, поураганить. И фестивали для подобного времяпровождения востребованы и проходят на «ура!». Мне же хотелось, чтобы качественных фестивалей «для ума» было больше, поэтому я и занимаюсь организацией SANDLERFEST.

Группа «PRANA» на фестивале «Russian Woodstock». Коллаж Андрея Зайцева

— А важны ли в рок-музыке слова?

Я больше пятидесяти лет отдал рок-н-роллу и мне важно, чтобы на первом месте была музыка, а не текст. Поясню. Есть такое явление, как русский рок, но на мой взгляд, это не совсем рок-музыка. Скорее, рок-поэзия с музыкальным сопровождением. Именно там текст очень важен, поскольку эта основа основ этого жанра. Впрочем, тексты бывают тоже разные — как псевдо-филисофские, так и реально крутые. Но это другая история. Я вырос в шестидесятые-семидесятые года, когда слушая западную музыку, смысла слов не понимал совсем. Но когда звучали Beatles, Deep Purple или Grand Funk Railroad мне это было не важно — музыка захватывала меня целиком. Мои друзья-музыканты старшего поколения Лёша Глызин, Алексей Белов из «Парк Горького», Виктор Салтыков, и даже Александр Пушной все как один говорят, что реагировали на эту классику рока, как кролики под коброй — завороженно. Она настолько нас цепляла, что уже тогда было понятно, что это будет нашей дальнейшей жизнью. Позднее, когда с пониманием английского языка стало лучше, все слова и смыслы стали понятны, хотя где-то тексты были откровенно лёгкого содержания. Но вот музыка осталась музыкой, что тогда, что сейчас.

— Так, может, слова вообще не важны?

— В России сложилась ситуация так, что выучил человек три аккорда, сочинил какой-то пространно-витиеватый текст — и готово. Мне же хочется, чтобы в нашей стране к музыке относились так же, как и к тексту, круто играя при этом на инструментах. Чтобы вектор качества был не смещён куда-то в одну сторону. Для этого надо сильно заморочиться, занимаясь по шесть-восемь часов в день, повышая свой исполнительский уровень и расширяя три аккорда сначала до четырёх, а потом уже и до пяти-шести-семи. Таким образом музыкальным материалом можно будет уравновесить смысловую составляющую. От этого, однозначно, музыкальные произведения только выиграют.

Лариса Долина на фестивале «Russian Woodstock». Коллаж Андрея Зайцева

— Это можно назвать принципами отбора музыкальных коллективов на SANDLERFEST?

— По большому счёту, мне всё равно в какой стилистике играет группа: кантри, метал, арт-рок, хард-рок, панк, блюз, глэм, готика или смесь всего вышеперечисленного. Все эти направления мне очень близки и я их искренне люблю, но при условии, что это круто сыграно. Вот суть SANDLERFEST.

— Так было сразу?

— Не скажу, что в первый раз у меня всё получилось. Но в этот раз будет участвовать сто тридцать групп на пяти сценах. Подготовка к фестивалю шла всего два месяца, поскольку сейчас проблемы и трудности в нынешней экономической и политической ситуации в стране. Время покажет, что получится в итоге в этом году.

Фестиваль «Russian Woodstock». Коллаж Андрея Зайцева

— Сто тридцать коллективов на пяти сценах — это действительно масштабно.

— К сожалению, за неимением в России прогрессив-роковых звёзд серьёзной величины, я пригласил на фестиваль несколько очень классных трибьют-коллективов с серьёзным продакшном, которые будут исполнять полные сеты Pink Floyd, Metallica, Queen, ABBA, AC\DC совместно с симфоническим оркестром и шикарным визуальным шоу. Но это в дополнение ко всему, так сказать, ведь на главной сцене будет мой любимый «Парк Горького», Дмитрий Четвергов, Никита Пресняков со своей группой Multiverse, Сергей Воронов и Crossroadz, Brill Brothers с Машей Кац, группа «Мастер»… Это не считая многих молодых команд, которые абсолютно неизвестны, но очень мощны по энергетике.

— В разговоре про прогрессив-рок, сразу вспоминается недавно ушедший от нас Николай Арутюнов (гр. «Лига Блюза»), который совместно с группой «Quorum» сделал программу с выдающимися произведениями прог-рока. Они будут участвовать в SANDLERFEST?

— Коля Арутюнов — великий… величайший вокалист. Мне очень горько и прискорбно понимать, что его нет с нами. Как раз в прошлом году он совместно с Димой Четверговым должен был участвовать на фестивале, но заболел накануне и мы попрощались с ним навсегда.
Что касается «Quorum», то они определённо очень классные ребята. Но нельзя объять необъятное и пригласить вообще всех-всех-всех. Поэтому, в этом году их в числе участников фестиваля не будет.

— Нескромный вопрос. Такая масштабность фестиваля обусловлена масштабом личности? Или тоже «Бог дал»?

— Есть поговорка «Везёт тому, кто везёт». Это точно обо мне. Я, без преувеличения, всю жизнь пашу, как лошадь в режиме «24/7». Я не очень понимаю значение слова «отдых», поэтому для моего организма это работа на износ, но честно говоря, я без этого уже не могу. Так что все масштабы определяются моим желанием сделать Россию более продвинутой в музыкальном плане, особенно в мировой рок-индустрии. Хочется показать миру, что Россия богата талантами. Точнее, что она была богата талантами всегда — как во времена, скажем, Чайковского, Даргомыжского, Свиридова, Шнитке или Римского-Корсакова, так и сейчас. Кстати, на SANDLERFEST будет большой блок «Классика в роке», где самые лучшие музыканты страны объединённые в один оркестр будут творить нечто фееричное, переплетая старые музыкальные традиции с роком. Масштаб личности, говорите… Я не могу делать что-то плохо или хуже того, что мне нравится. Опускать свою личную планку нет намерения. Предпочитаю подтягивать окружающих к тому уровню, который я пропагандирую и исповедаю, так сказать. Хочется верить, что растут поколения мыслящих, правильно воспитанных, в том числе на хорошей музыке, людей.

— Как давно вы к этому пришли?

— Ещё в восьмидесятых, когда у меня была единственная в Союзе симфо-рок-группа «Индекс», где мы играли Чайковского, Баха, Моцарта, Рахманинова в первом отделении, а во втором отделении пел Альберт Асадуллин и начинал свой творческий путь на профессиональной сцене Григорий Лепс, который в «Индексе», собственно, и прошёл «курс молодого бойца». Он это неоднократно говорил во множестве интервью, что мне, конечно, очень приятно. Гришу я очень уважаю и понимаю, что это один из немногих вокалистов России, который имеет свой яркий и неповторимый стиль, мощную подачу и, что самое главное, очень узнаваемую манеру и тембр.

— И, кстати, почему бросили музыку? Вернее, не музыку, а музыканство. Вы же талантливый клавишник с классическим образованием.

— На SANDLERFEST я выхожу вместе с потрясающей группой Gypsy Jack, правда играю всего одну композицию. А на постоянной основе создать команду пока не представляется возможности, ввиду занятости. Когда-то у меня был классный музыкальный проект, когда я жил за границей. В начале «нулевых» были контракты с Лас-Вегасом… Но сейчас, если делать свой коллектив, то на это надо положить массу времени. Тогда придётся распрощаться со множеством других проектов, которыми занимаюсь сейчас. В том числе с SANDLERFEST. Очень хочется, постоянно держу это в голове, но фестиваль — это глобальнее и нужнее в данный момент времени.

— Поясните, пожалуйста, столь резкую смену названия фестиваля. Ведь все уже привыкли, что вы делаете «Russian Woodstock».

— Да, предыдущие три года фестиваль был именно «Рашн Вудсток». Более того, организатор того, оригинального, американского фестиваля «Woodstock» в 1969-м году Арти Корнфельд мало того, что разрешил мне лично использовать название «Вудсток», так и буквально благословил меня это сделать именно в России. Но нынешняя политическая ситуация вокруг и внутри нашей страны привела к мысли, что название, к сожалению, надо менять. Что и было сделано. Но поменялась только вывеска, уровень и качество остались на месте.

Группа «Crossroadz» на фестивале «Russian Woodstock». Коллаж Андрея Зайцева

— Вообще, за фестивальным движением в России следите?

— По мере сил и времени. Как и везде, где-то получше, где-то похуже, где-то очень классно… Но пока больше всего впечатлил блюзовый фестиваль в «Суздале» и его организатор Максим Привезенцев, который как и я, абсолютно сумасшедший на всю голову в вопросе качества. Он действительно всё делает на крайне высоком уровне. Очень порадовал. Снимаю шляпу.

— Как показывает практика, любой качественный фестиваль для выступающих там артистов — это чаще всего либо хорошие связи с организатором, либо вкусовщина последнего. Как дела обстоят с этим на SANDLERFEST?

— Мы провели анализ интернет-голосований и накрутчиков просто отсекли. Совместно с Бари Алибасовым, который больше всего известен в нашей стране как продюсер поп-группы «На-На». Но это, так скажем, другого уровня проект из поп-культуры. А с Бари мы с 1977 по 1982 год работали в группе «Интеграл», по сути, первой профессиональная рок-группой в СССР. Там мы во всю мощь своих способностей играли и психоделик, и прогрессив, и даже кантри, делая уникальное концертное шоу. На нас равнялись, уже в восьмидесятые, группы «Аракс» и «Круиз», а уж как мы выступили на первом рок-фестивале «Тбилиси-80»!..
Это я расписываю потому, что сейчас Бари Алибасов вроде бы не авторитет у музыкантов, особенно молодых, но не смотря на это, человек он и профессионал очень заслуженный. Так же нам помогал сделать выбор Дмитрий Варшавский из «Чёрный Кофе».
Вот с ними мы и выбирали двух участников для SANDLERFEST из коллективов, которые честно выиграли в голосовании. Но помимо этого ещё двадцать три группы я выбрал лично, не глядя ни на какие рейтинги. По моему личному мнению они заслуживают внимание к себе и к своему творчеству. Так что вкусовщина и личные пристрастия организатора имеют место быть, но тут уже всё честно — если группа «врубает», то мой личный выбор, надеюсь, поможет им выйти на более широкую аудиторию. Такой вот шанс и возможность от Игоря Сандлера.

Игорь Сандлер и Бари Алибасов. Коллаж Андрея Зайцева

— Помимо озвученных выше людей, есть ли у вас сподвижники и помощники? Или от и до — это всё ваша личная «блажь»?

— Конечно они есть, но их очень немного. Это мои близкие друзья и просто неравнодушные люди. Например, Валерий Колесников со своей прокатной компанией «Black Out», которая предоставляет нам потрясающую аппаратуру марки «Meyer Sound» — это практически «ролс-ройс» в мире звука. Оборудование «Meyer Sound» стоит в Большом Театре, в Кремлёвском Дворце Съездов… В конце концов, «Metallica» работает только с этим производителем! На сцене самого известного джазового фестиваля в Монтрё (Швейцария) так же стоит «Meyer Sound». Приятно осознавать, что SANDLERFEST как бы побратим этих сцен и мероприятий в этом вопросе. Ещё вспоминается, скажем, Володя Филатов, который делает уникальные памятные медали и значки, которые мы раздаём участникам фестиваля. Так же есть ряд людей и компаний, которые помогают фестивалю материально или рекламой.

— Что вы ждёте от SANDLERFEST, как организатор в этом году?

— Не буду скрывать, что время сейчас довольно тяжёлое и организация такого большого мероприятия отнимает очень много сил, но я продолжаю гнуть свою линию, чтобы фестиваль ширился, рос и продолжал нести свою культурную миссию. Всё пройдёт на самом высоком уровне.

Russian Woodstock — SANDLERFEST. Коллаж Андрея Зайцева
Exit mobile version