«Решающий» голос как отдельный музыкальный инструмент

«Решающий» голос как отдельный музыкальный инструмент

От редактора: В бытность моей учебы в музыкальной школе, помнится, самые красивые девочки были не в нашем отделении народных инструментов, а в хоровом, их всегда слышно было и на вопрос: «на каком инструменте играешь?», они всегда отвечали: «на связках!». В смысле голосовых, что уж… И мы тогда не понимали, что тут сложного? Поёшь себе и поёшь, не надо думать, на какую клавишу в какой момент надавить и как мехами правильно распоряжаться (это у нас, аккордеонистов, свои методы игры). И только потом я осознал, насколько от голоса зависит ВСЁ и как сложно его развивать и им управлять, даже могу сказать, что мне нравится одновременно и высокий голос Пола Стэнли и низкий тембр Дэвида Дреймана или Айвана Муди и глубинный рык Джона Тарди — тут от мастерства все зависит. Собственно, об этом самом мастерстве Василий Виноградов сегодня и поведает. 

Василий Виноградов

 

Василий Виноградов: Человеческий голос — самый вариативный музыкальный инструмент. Так любят начинать большинство статей про использования вокала в какой бы то ни было музыке. Поспорить с этим трудно, поэтому, как видите, наш сегодняшний текст начинается точно так же (хе-хе). 

В этот раз не будем касаться темы всяческих рекордов, вроде того, кто имеет самый широкий диапазон, у кого самый красивый тембр, кто владеет горловым пением или кто взял самую низкую ноту в истории. Нет. Сегодня поговорим про человеческий голос как действительно универсальный способ выражения музыкальных идей. 

Банальный вроде бы факт: вокалист в музыкальном коллективе. Как у любого инструменталиста, у вокалиста свои задачи, а, следовательно, — своё место в общем музыкальном полотне. 

Будем честны сами с собой, классический вокалист должен при помощи слов песни, положенных, желательно, на красивую и запоминающуюся мелодию, вызвать у слушателя некий спектр эмоций, связанных со смыслом этого произведения. Да, есть и бессмысленные песни, да, есть жанры, где вокалистам совершенно всё равно, что петь, поскольку, по непонятной причине, принято считать, что голос — это главное, а смысл — дело десятое. Но мы не будем рассматривать эти случаи — они целиком на совести тех, кто исповедует такую точку зрения. 

Источник фото - pixabay.com
Источник фото — pixabay.com

И пусть вокал наиболее привычен и лёгок в восприятии для слушателей, но привычным образом душа требует обрамления любимой мелодии в виде инструментов, которые задают и держат ритм, ведут основную гармонию музыкального произведения, а так же вкрапляют всяческие “заполнения” для более красивой и убедительной аранжировки. И, как ни крути, без любого из вышеперечисленных пунктов будет “что-то не то”. 

Вот взять ритм. Вроде бы это чисто математический параметр: количество ударов метронома в единицу времени (минуту). Но от темпа, заданного метрономом, сразу угадывается и принимается душой и сердцем настроение произведения. И не важно как исполнители задают тот самый темп: прихлопывают ли в ладоши, стучат ли древком копья о землю или щёлкают деревянными ложками, расписанными под хохлому, — но если есть темпоритм, то считайте, что “скелет” для музыки уже имеется. 

В качестве “мяса”, которое стоит нарастить на скелете темпоритма, выступает гармония. Что это такое? Ну, если совсем по-простому, то… Возьмите, скажем, Виктора Цоя, поющего под акустическую гитару “Звезду по имени Солнце”. Голос Виктора Робертовича будет мелодией, удары по струнам — ритмом, а вот аккорды, которыми звучит гитара, — это гармония. В полноценной же рок-группе гармонию, скорее, ведёт бас-гитара. Обычно же гитара или клавишные, если не брать те моменты, когда они играют соло в отведённом для них месте музыкальной палитры, являются тем самым “заполнением” или, как говорят профессионалы от музыки, аранжировкой. 

Стоп! А чего это столько текста, а ощущение, что всё время ходим вокруг да около? А так и есть. Вся эта прелюдия была описана с одной целью — привести любимого читателя к нужному выводу, а именно: без ритма и гармонии не обойтись никак, но голосом можно не только петь мелодию, но и заменить им всё остальное. 

Вот, скажем, сотрясавшая мир все шестидесятые и давшая импульс к развитию множества рок-стилей, бит-музыка. Самой яркой иллюстрацией этому явлению, спустя даже пятьдесят лет, является группа The Beatles. Слышали о таких? Ну, все эти “Йэстэрдэй, о май табле сим со фаравээээй…” (Yesterdayили “Кинь в бабу лоооооом!” (Can’t buy me Love) до сих пор крутят по радио. “Битлы” являются одними из самых перепеваемых исполнителей современности, в том числе и а капелльно т.е., без использования музыкальных инструментов — только вокал. Для примера выберем не самую популярную битловскую песню, которая своей мелодичностью просто вынуждает сделать на неё а капелла-кавер-версию. 

Но если абзацем выше лёгкая солнечная музыка перепета в лучших традициях хоровых ансамблей, то как дело обстоит с более рОковым звучанием? Вот взять хипарей Пинкфлой (Pink Floyd), ставших иконой стиля в полноправном своём неспешном обличье. И их же перепели, только голосами. Причём голоса участников этого вокального коллектива коснулись буквально всех оригинальных инструментов — от басового барабана до квакающей гитары. Да и в целом, визуальный перфоманс лаконичен, но весьма эффектен. И это всё живьём! 

  •  Отличные примеры! — скажете вы, — а есть ли исключения из правил? Ну, вот чтобы без всех этих гармоний, темпоритмов и прочего… 
  •  Скорее нет, чем да — отвечу я.  

Но посеяв в свою душу сомнения, предложу вашему вниманию, пожалуй, спорное понятие. Имя ему — “Загадочная Русская Душа”. Воистину народный хор (имеется ввиду не официальное звание и даже не уровень известности) поёт в неторопливо-вдумчивой манере слова, написанные Михаилом Юрьевичем Лермонтовым в далёком 1841 году. Без каких-либо дирижёров, машущих палочкой перед оркестром или мощного барабанщика за спиной, то чуть ускоряясь в кульминации, то чуть “придерживая коней” в запеве, всё равно создают ощущение полного единения слушателя и исполнения. Может показаться, что эти запевы доступны к пониманию только нам — русским людям, но тут же вспоминается одно из интервью Гленна Хьюза (Glenn Hughes — бас-гитарист и вокалист Deep Purple 1973-1976 г.), который на вопрос про его знания о русской музыке сказал, что “слышал многое, но запомнилось только народное пение мужского хора, когда не понимая ни слова, однако полностью растворяешься в звучании и, кажется, познал суть каким-то иным, наверное божественным, способом” (цитата по памяти). 

Автор поста: Василий Виноградов