Site icon Сенсаций.Нет

Дмитрий Четвергов: «Я благодарен хитрости и лени»

Дмитрий Четвергов - фото Ангелина Маркина, коллаж Андрея Зайцева

Человек интересной судьбы, отменной самоиронии и, конечно же, большого музыкального таланта — всё это можно смело сказать о Дмитрии Четвергове — гитаристе, аранжировщике, композиторе и руководителе музыкального лейбла «Moscow City Records». Но всё это в общем. Самые же любопытные частности читайте в новом эксклюзивном интервью для «Сенсаций.Нет».

Подобное к подобному — известный принцип, вполне применимый и в музыке, особенно когда дело касается её восприятия. Сущность человека такова, что песенный жанр ему, как ни крути, ближе всего, ведь там присутствует вокал. Ближе всего к человеческому голосу по динамике, тембру и интонированию находится гитара — не даром этот инструмент самый популярный в мире. Но при этом, инструментальная гитарная музыка, как и инструментальная музыка в целом, находится почему-то в несоизмеримо меньшей сфере популярности. Однако, и в таком специфическом (на самом деле — нет! — прим. авт.) жанре есть свои герои, свои рыцари без страха и упрёка. Они способны выдержать, как рутину ежедневного крестового культпохода, наигрывая нужные ноты в студии на песнях поп-звёзд, так и дать генеральное сражение в битве за настоящую музыку, находясь на острие гитарных рифов рок-н-ролла.

Дмитрий Четвергов и Николай Носков — коллаж Андрея Зайцева

Гитара Дмитрия Четвергова звучит на множестве записей известных российских артистов уже не первый десяток лет. Достаточно назвать имена Николая Носкова, Ларисы Долиной, Григория Лепса, Олега Газманова, Максима Леонидова или группу «Pushking» чтобы обозначить верхушку айсберга того материала, где гитарная работа Четвергова слышна простому уху. А если копнуть глубже?

Сенсаций.Нет: Если брать сегодняшний день, то мы привыкли к тому, что Дмитрий Четвергов — это всё-таки рок-звезда. И кажется, что даже в обычной жизни он такой же как и на сцене. Воображение рисует картинку: в кожаных штанах, чуть расстёгнутой рубахе, с распущенными и развевающимися по ветру волосами, в одной руке привычно несёт гитару, а во второй — пакет с мусором, чтобы выбросить в ближайший контейнер с бытовыми отходами… Каков, в общем, в обычной жизни нынешний Дмитрий Четвергов? Чем он живёт помимо работы? И, вообще, есть ли жизнь помимо работы?

Дмитрий Четвергов (закончив смеяться): Ну, что значит — звезда? В определённом смысле известный в достаточно узких кругах! Звёзды, как раз сами-то мусор и не выносят. И в метро не ездят. Хотя, если подумать, то время сейчас тяжёлое и я знаю некоторых известных людей, которые одеваются попроще, надевают очки и спускаются в подземку. А когда ввели масочный режим, стало ещё проще в этом вопросе. Что касается меня, то я вне работы живу обычными житейскими проблемами, которые касаются всех нас без исключения. Если есть возможность что-то делать самому — делай сам. Так что ничем я не отличаюсь от обычных людей, потому что сам — обычный человек. Катаюсь на велике в спортивном прикиде, хожу в магазин…

Дмитрий Четвергов и Joe Lynn Turner (Rainbow, Deep Purple) — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Интернет и социальные сети вывели общение и личную жизнь в новую плоскость, когда одновременно и общаться, и держать дистанцию стало легче. Кому-то даже интересно и выгодно показывать то, что они называют личным пространством. А раньше у известных людей тоже так было?

Дмитрий Четвергов: Как только у нынешних звёзд появилась возможность хорошо зарабатывать и покупать себе дорогие автомобили или дома в престижных районах, то почти все надели на себя некую маску неприступности. Мне приходилось работать с такими, когда, чтобы добраться до человека надо было пройти несколько цепей охраны — был такой период в начале «двухтысячных». Звёзды тогда очень много зарабатывали. Даже такие звёзды, как Дмитрий Четвергов (смеётся). Но, повторю, нынешнее неспокойное время показало, что всё это — напускное.
Возвращаясь к первому вопросу про «обычность» людей, которых все считают звёздами, то это вполне нормально убрать за собой, например, если намусорил. Белоручек никто никогда не любил, во все времена они порицались и презирались большими массами людей.
Прослеживается некая параллель с личным мироощущением, когда в начале восьмидесятых на полном серьёзе считал западных рок-звёзд небожителями, творящих волшебство рок-н-ролла. А потом, для начала, научился играть рок-н-ролл сам, а потом познакомился с некоторыми зарубежными коллегами, поездил на гастроли за границу и понял, что они тоже простые люди, как и мы. Всё встало на свои места, как говорится.

Сенсаций.Нет: А теперь не возникает ощущения, что их роль в вашей музыкальной судьбе завышена?

Дмитрий Четвергов: Абсолютно нет. Я иногда переслушиваю свои старые записи — сейчас разговор именно о личном музыкальном творчестве — и анализирую. Могу сказать, что с определённого момента качество работы очень сильно приблизилось к западным стандартам, а сейчас могу уверенно сказать, что мы теперь ничуть не хуже. В некоторые моменты даже лучше, поскольку всё эволюционирует и развивается. Но отправной точкой, как ни крути, является именно та классика рока, которую мы любим. Всё подмечается, берётся на вооружение и с полным уважением к первоисточнику, вдохновляет на собственное творчество безо всякой звёздности.

Сенсаций.Нет: Несмотря на вашу востребованность и известность, вы только несколько лет назад пришли к созданию своего лейбла «Moscow City Records». Почему так долго тянули? И что из себя представляет жизнь современного музыкального издателя?

Дмитрий Четвергов: «Moscow City Records» — это не только я, но и, как минимум, мои друзья: Михаил Мень и Игорь Сандлер. Без них никакого рекорд-лейбла бы и не было. А дела в нынешней ситуации обстоят весьма странно, поскольку мы занимаемся в основном цифровой дистрибуцией музыки, а на данный момент вся монетизация находится в подвешенном состоянии, поскольку платёжные системы из-за санкций пока не работают с артистами из России. Неясные перспективы, в общем. Но я думаю, что со временем всё нормализуется.
А насчёт вопроса «почему так долго?», отвечу так: просто время пришло! Накопилось, в первую очередь, достаточное количество своей музыки, чтобы, наконец, попробовать как «пойдёт» именно своё творчество.

Дмитрий Четвергов в юности — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Может, стоило попробовать просто попасть на какой-нибудь крупный лейбл? Наверняка там никому не надо объяснять, кто такой Дмитрий Четвергов, да и механизмы по дистрибуции у них налажены куда как более давно. Зачем рисковать?

Дмитрий Четвергов: А никакого риска нет. Сейчас, когда все музыкальные релизы в подавляющем большинстве своём являются цифровыми и доступны через стриминговые сервисы, создать свой собственный лейбл никакого труда не составляет. И тут ещё важно, какие цели перед собой ставишь. Если бы я в своём творчестве занимался исключительно коммерческой музыкой, то я, безусловно, не стал бы изобретать велосипед и пошёл бы «сдаваться» крупному лейблу. Но мы создали лейбл некоммерческой музыки — это самое главное отличие и самая главная причина. А главной задачей является просто издать то своё музыкальное наследие, которому не было оказано нужного внимания в своё время. Ну, кто будет специально переиздавать все советские архивы фирмы «Мелодия» или то, что увидело свет в «девяностых»? Вот взять, например, группу «Кураж»: вышла тогда пластинка — и всё. Что-то там у любителей винила на руках осталось сейчас, но это малодоступно даже тем людям, которых бы могло это заинтересовать. Мы взяли и, так сказать, увековечили в «цифре» эту музыку.
А сколько всего, даже из разряда записей классической музыки, томится по архивам и из-за бюрократических каких-то проволочек или отсутствия коммерческого потенциала, как любят сейчас говорить. Мы же заключили договор с консерваторией, чтобы перешагнуть все эти препоны, которые игнорируются по причине лени или незаинтересованности людей на местах. Как показало время — расчёт был верный, поскольку качественные записи классической музыки востребованы, что также позволяет монетизировать этот контент. Копеечка капает небольшая, но позволяет, так сказать, поддерживать текущие потребности нашего рекорд-лейбла и тех музыкантов, которые на него подписаны. Пусть это довольно пафосно прозвучит, но мы, посредством музыкального языка, даём людям услышать ту искру божию, которую мы черпаем буквально ниоткуда или из космоса.

Дмитрий Четвергов за работой в студии «Mosсow City Records» — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Это всё красивые и вдохновляющие слова, но единым святым духом-то сыт не будешь!

Дмитрий Четвергов: Была мысль сделать у лейбла некое ответвление и вложиться, так сказать, в какой-нибудь коммерческий жанр, например реп. Но те реперы, с которыми приходилось иметь дело, приносили с собой много мата и всякой ерунды. Мы продолжаем поиск и, если поиски увенчаются успехом, то при правильной подаче на нужную аудиторию, можно будет получить в том числе и коммерческий успех. Таргетинг и SMM давно уже важная часть продвижения в интернете.

Сенсаций.Нет: Не будет ли это сделкой с совестью?

Дмитрий Четвергов: Если имеется ввиду хайп с использованием мата или каких-нибудь призывов к насилию, то этот момент полностью исключается из того, чем мы готовы заниматься. Речь исключительно про стиль музыки, пусть и со своей спецификой в плане звука и подачи. Совесть останется спокойной.

Сенсаций.Нет: Ну, хорошо. Предположим мата и призывов к насилию не будет, но вдруг выйдет так, что чудовищный по музыкальным показателям трек выстрелит и деньги попрут…

Дмитрий Четвергов: В своё время, я сочинил несколько песен, которые имели серьёзный успех, а одна из них реально широко пошла в народ. На её сочинение я потратил времени столько сколько хватит для того, чтобы допить рюмку водки во время застолья и дотянуться до гитары. После этого деньги какое-то время лились рекой. Но я вряд ли бы стал тем Дмитрием Четверговым, если бы продолжил клепать песенки-однодневки. Так что прививка от этого искушения у меня уже тоже имеется.

Дмитрий Четвергов и Алсу — коллаж Андрея Зайцева

Сенсаций.Нет: А кстати о работе с артистами российского поп-сегмента. Было, ведь?

Дмитрий Четвергов: Конечно было! Я, например, четыре года работал с Алсу. И вот мне ни капли не стыдно за это сотрудничество. Да, конечно, большинству она помнится по тем хитам, которые крутили в прайм-тайм на деньги её отца, но это тот случай, когда всё сошлось удачно по всем параметрам: деньги, талант и окружение. Хорошие песни моих товарищей Александра Шевченко и Вадима Байкова была создана программа хороших человеческих песен. Да что там говорить, у Алсу не было откровенной дешёвой попсы ни в образе, ни в репертуаре. Во время живых концертов на сцене был добрый десяток человек, который обеспечивал хорошее звучание.

Изначально была идея, показать этой девочке шестнадцатилетней, как работает живой музыкальный коллектив полностью живьём, как правильно строить отношения с окружающими людьми, поскольку Алсу долгое время жила в Англии. Это, безусловно, сыграло свою роль для исполнения англоязычной песни «Solo», когда она заняла второй место на «Евровидении» в Швеции в 2000 году. Стоит признать очевидное, что она не обладает такими яркими данными, как скажем, Уитни Хьюстон, но отбросить её интересную природную фактуру голоса тоже никак нельзя. Для меня это была качественная и интересная работа. Дешёвая попса и качественная поп-музыка — это разные вещи.

Сенсаций.Нет: Почему же в нашей стране это сгребают в одну кучу всегда? Ну, и ещё эта давняя конфронтация между «рок» и «поп».

Дмитрий Четвергов: Не думаю, что конфронтация такая уж суровая. Есть дешёвая попса, сделанная на одной кнопке секвенсора, а есть серьёзная аранжировочная работа, когда всё сыграно живыми музыкантами. Примеров этому довольно много. Но есть широко доступный жанр для широкой массы и среднего уха.
При этом не стоит забывать, что если не брать концерты для себе подобных, а просто посиделки в кругу друзей и близких, то какие мы песни поём под гитару? Правильно — простые и душевные. Этим и пользуются те, кто сочиняет хиты-однодневки. Но это же не мешает никому любить простые, но хорошие песни. Конфронтация во многом надумана, а вкус зависит от окружения человека. Стоит прибавить к этому разное восприятие у людей отдельных звуков. Кому-то, банально, не нравится резкий и громкий звук гитар в роке, но при этом ещё большая громкость, возможно даже ещё более резкой дискотечной долбёжки, их вполне устраивает.

Сенсаций.Нет: Так что, нет получается, разницы у музыки, кроме стилистической?

Дмитрий Четвергов: Стоит различать музыку для души и музыку чисто фоновую, так сказать, для оформления этой жизни — что-то там журчит, и ладно. А добавишь немного громкости — людям разговаривать становится некомфортно. Кто как привык, согласно своему окружению по жизни. Если для человека любая музыка — это просто фон, то тут уж ничего не поделаешь. Но если человек послушал вдумчиво и осознано любую фугу Баха и хоть как-то ей проникся, то переложи эту музыку в современную музыкальную лексику, хотя бы в виде электрогитара-бас-ударные, мы получим рок. И восприятие такого человека куда более шире и гибче, чем для того, кто музыке значения не придаёт. Ведь и в металле, и в классике есть напряжённость, резкость и даже диссонанс. Это всё побуждает эмоции, развивает чувства и восприятие. В наше время людей, воспринимающих музыку потребительски — большинство.

Сенсаций.Нет: Но ведь музыканты сами поддерживают такой расклад.

Дмитрий Четвергов: Меломанов, как известно, гораздо больше, чем музыкантов. Но не все музыканты — меломаны. Многие из музыкантов просто исполняют свою техническую роль — воспроизводят всё, что требуется и, по большому счёту, им всё равно что исполнять. «Ни ноты без банкноты» — это про них.

Дмитрий Четвергов в группе «Квадро» — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Но ведь такое можно сказать в известной степени и про вас.

Дмитрий Четвергов: Да, конечно. В начале двухтысячных годов я заставил себя не отказываться вообще ни от какой работы. Это было в чистом виде ремесленничество — делать работу в любом музыкальном стиле. Но при этом я тогда уже чётко понимал, что по большому счёту не бывает плохой музыки. Бывает плохая аранжировка и никчёмное исполнение. Так что второй задачей было делать свою работу максимально качественно, чтобы самому не было стыдно за свою репутацию, которая впоследствии будет снабжать дальнейшей работой.

И я не смешиваю своё личное творчество с этим ремесленничеством. Сложно представить, скажем, симфонический оркестр, где приходит дирижёр и говорит что-то типа «Сегодня играем музыку Дебюсси», а ему в ответ встаёт человек играющий на треугольнике и говорит: «Я это играть не буду, мне эта музыка не нравится!». Если ты музыкант и ты взялся за какое-то дело, то уже не важно, нравится тебе или не нравится эта музыка — делай своё дело и делай хорошо. Или не берись.

Сенсаций.Нет: То есть такой подход с собственным творчеством не работает?

Дмитрий Четвергов: Конечно, когда занимаешься уже своим творчеством, ты сам себе выбираешь близкую стилистику и сам с собой уже договариваешься обо всех близких тебе нюансах. Тут уж ни под кого не подделываешься, оставляешь свой след в истории и, может быть, даже имеешь свой шанс изобрести какой-то новый стиль.

Сенсаций.Нет: А нет опасности, распыляясь так с коммерческой работой, потерять свою индивидуальность? В глазах-то окружающих вы становитесь «А, это ж Четвергов! Он чёрта лысого сыграет — только плати».

Дмитрий Четвергов: А так и есть. Я очень много работал в студии во второй половине девяностых, что позволило мне уже в начале двухтысячных обзавестись своей и довольно приличной жилплощадью. Быть может я первый из постсоветских музыкантов, кто только своим ремеслом смог сделать нечто подобное. Звёзд в расчёт не берём. Но тем не менее, ни своего лица, ни тяги к собственному творчеству я не потерял. У меня вышло три инструментальных альбома. Есть ещё один — «Струны Российской души», который я записал и издал, а потом там вылезло довольно много проблем из-за авторских прав, поскольку я использовал там музыку не только своего сочинения: Зацепин, Пахмутова… и даже «Боже, Царя Храни!». Да и, в конце концов, не может же день начинаться и заканчиваться только своей музыкой? Я часто работу с песнями других авторов воспринимаю, как некую разминку, чтобы быть в форме, когда выдастся момент заняться своим творчеством.

Сенсаций.Нет: Напоминает историю с Моцартом.

Дмитрий Четвергов: Да-да! Он очень много писал музыки на заказ, зарабатывая себе на жизнь. Но при этом писал и что-то просто для души. Есть мнение, что на заказ он писал лучше, но это спорный момент в его творческой биографии. Хотя у меня подобное случалось неоднократно, когда ваяешь что-то в определённо поставленных рамках, да ещё и в свободном довольно режиме, а результат получается — себе так нарочно так удачно не сделаешь!

Сенсаций.Нет: Приходилось делать работу за других? В смысле, работать «музыкальным негром»?

Дмитрий Четвергов: Нет. А вот условным «придворным композитором» — да, такой проект я осуществил как-то. Самым эпичным моментом было, когда заказчик сыграл подряд половину нот гаммы «си-мажор», радостно довёл до моего понимания, что это классная мелодия и что надо из этого сделать песню в режиме «ну, ты же профессионал — разберёшься, что там дальше!».

Дмитрий Четвергов в группе «Кураж» — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Несмотря на весь ваш успешный опыт игры на гитаре в различных коллективах и широкий музыкальный кругозор, всё равно непонятно, почему получилось так же стать композитором и аранжировщиком.

Дмитрий Четвергов: Ну, изначально-то я классический пианист…

Сенсаций.Нет: Но ведь и не все пианисты — аранжировщики и композиторы.

Дмитрий Четвергов: Тут уж, наверное, стоит смотреть, дал ли Господь такую возможность. Когда я обучался игре на фортепиано, мне было жутко скучно и я постоянно «улучшал» — играл по-своему, поскольку так мне казалось интереснее. Приходя на занятия я часто хитрил и ленился. Мне было лень разбирать ноты и я просил своего учителя сыграть мне произведение, а сам запоминал. Естественно, потом я играл всё по памяти, правда частенько играл неточно, поскольку, как запомнил — так и запомнил. Получал нагоняи за это до тех пор, пока учительница не поняла, что я слухач. Понимание нотной грамоты потом пришло с опытом, но вот это слухачество в сумме с сочинительством на ходу дало именно тот эффект более глубокого понимания музыки. Так что, как смешно бы это не звучало, но я благодарен той детской лени и хитрости, что сделали меня взрослым музыкантом, композитором и аранжировщиком.

Сенсаций.Нет: Музыкальное пространство вокруг нас сейчас сильно поменялось. Это ясно даже молодым людям. Как быть в этой ситуации поколению более старшему, которое привыкло к мелодике, наличию смысла в текстах песен и работе на сцене живых музыкантов, а не «минусовочкам» и «биточкам»? Смириться? Приспосабливаться?

Дмитрий Четвергов: Я не могу быть до конца объективным в этом вопросе, поскольку не только слушаю музыку, но и пишу её. У меня дочка с младых ногтей, как говорится, садясь в машину, говорила: «Папа, врубай!» — и мы слушали всю дорогу классику рока. А потом пошёл Джастин Бибер… Я, правда, в итоге не расстроился, поскольку параллельно узнал такого классного канадского парня, как Шон Мендес — потрясающий вокалист. Но когда у неё в плейлисте появилась Бузова и Шнур, я сказал: «Дочь, как же так?.. В нашем маленьком партизанском отряде предатель! Зачем ты принесла домой эту гадость?». Получил в ответ закономерное: «Папа, ты не шаришь!». Думал, что хуже уже не будет! Но тут, как говорится, снизу постучали и появился OG Buda и Моргенштерн. Я специально даже ходил на его концерт один раз из энтомологического интереса. Увидел там битком набитый клуб на три тысячи человек, большая часть из которых — тринадцатилетние девчонки, которые синхронно хором матюгаются вместе с этим дьяволом во плоти… Всё это было шоком, но заставило задуматься о современной музыкальной лексике…

Дмитрий Четвергов на студии у Игоря Сандлера — фото из личного архива Дмитрия Четвергова

Сенсаций.Нет: Формулировка прямо, как у Маши Кац.

Дмитрий Четвергов: В точку! Именно с ней мы сейчас работаем над одним треком, где Маша поёт, я немного пою и играю на гитаре, разумеется. Но общее звучание смещено в сторону хип-хопа. Нашёлся ключ, как это подать! К тому же мы сделали упор на максимально возможное современное звучание…

Сенсаций.Нет: *вежливо усилием воли возвращает разговор в старое русло*

Дмитрий Четвергов: Половину двадцатого века существовал и развивался рок-н-ролл. Вот уже двадцать лет века двадцать первого он продолжает жить и быть востребованным. Мне кажется, что его уже будут играть всегда и произойдёт то, что произошло с классической музыкой — она осталась в нашей жизни и продолжает оставаться неотъемлемой её частью. В том или ином виде произведения Моцарта, Баха или Вивальди звучат для миллионов людей. Классика рока уже тоже всегда будет на слуху — от Элвиса Пресли и «Битлов», до последнего альбома «Iron Maiden». А нам, музыкантам и композиторам, остаётся только держаться истины, которую в одной из своих старых песен, озвучил Андрей Макаревич — «А тот, кто не струсил и вёсел не бросил, тот землю свою найдёт!».

Дмитрий Четвергов в офисе лейбла Moscow City Records — фото Ангелина Маркина.

Exit mobile version