3.5.2021 10:05

Что общего у аниме, иранского кино и генетического редактирования: ММКФ-2021

Что общего у аниме, иранского кино и генетического редактирования: ММКФ-2021

43-й Московский международный кинофестиваль закончился, а хорошие фильмы остались. Рассказываем про фестивальные работы, которым не досталось наград и оваций зрителей. 

В этом году ММКФ продолжал показывать нам новинки иранского кинематографа. Нынче это – программа «Кинорежиссерки нашего времени», в которую вошел полнометражный дебют Фарнуш Самади из Ирана – «Воображаемая прямая» (180 Degree Rule). Фарнуш окончила Академию изящных искусств в Риме и известна в молодежном кинематографическом сообществе Ирана как автор короткометражных историй, за одну из которых – «Тишина» (2016) – получила Золотую пальмовую ветвь.

Казалось бы – что нового можно сказать про угнетение женщин в исламских странах? Да, есть такое. Да, этому можно дать оценочную характеристику со знаком минус. Но у Фарнуш Самади получилось показать еще одну сторону медали.

Изображение: сайт ММКФ, режиссер Фарнуш Самади

По сюжету, дело «Воображаемой прямой» происходит в Тегеране – прогрессивной по мусульманским меркам столице. Героиня курит, свободно перемещается по городу, работает учительницей и водит машину. Но она не может главного – взять свою дочь и уехать без разрешения мужа на свадьбу сестры.

Учительница нарушает запрет, что приводит к трагедии. А трагедия, в свою очередь, приводит к осознанию: все права, которые есть у героини – фикция.

С переломного момента мы наблюдаем за символическим визуальным превращением персонажа актрисы Садаф Асгари из счастливой женщины в подбитую птицу. Но она не ворона в Хичкоковском ужастике, поэтому у женщины-птицы ровно один выход из сложившейся ситуации – и это не развод, хотя теоретически такая возможность есть. В отличие от европейских героинь. Но о них ниже.

Изображение: сайт ММКФ, кадр из фильма «Воображаемая прямая»

Похожая история – про муки выбора после переломного момента в жизни – интересует и европейских режиссерок*. В программе «Мастера» представлен фильм «Моя Зои» Жюли Дельпи.

Дельпи начинала как актриса в 14 лет еще у самого Жана Люка Годара – одного из основоположников французской Новой волны. Всего в ее режиссерской фильмографии – 10 работ.

«Моя Зои» — это история про разведенную супружескую пару. Они делят свободное время, каждый хочет побольше времени провести с ребенком и сделать как можно больнее бывшему. Это приводит к трагедии, от которой плохо всем. Взрослые, которые думали, что контролируют свой мир, оказались беспомощными перед лицом смерти.

Здесь героиня – эмансипированная ученая-генетик, у нее гораздо больше вариантов и возможностей, чем у тегеранской учительницы. Несмотря на то, что финал кажется нам скорее фантастическим, нежели реальным, за генетическим редактированием – будущее. В которое и заглянула Жюли Дельпи как режиссерка, актриса и сценаристка фильма. Также Дельпи мастерски играет с жанрами – плавно переходит от ромкома к семейной драме, а потом и вовсе к психологическому триллеру.

К слову, бывшего мужа героини сыграл Ричард Армитедж – звезда «Хоббита».

Интересно, что обе работы – «Моя Зои» и «Воображаемая прямая» — отсылают нас к аниме «Могила светлячков» (1988 г.) режиссера Исао Такахаты. Герои японской ленты – брат и сестра, выживающие в гибнущей под американскими бомбежками Японии 1945-го. Мальчик, потерявший на войне родителей, ссорится с тетей-опекуншей и уходит из ее дома с гордо поднятой головой, забрав с собой маленькую сестренку. Он видит себя ее защитником и опорой. Как отец. Как ему диктуют социальные нормы и усвоенные с раннего детства стереотипы. Самурайский характер не позволяет ему прогнуться ни на йоту, поэтому он не готов уступить тетке. Это приводит к гибели ни в чем не виноватой сестры.

Взрослый европеец в 2020 году («Моя Зои») точно также упрям, как и подросток-японец из «Могилы светлячков» — оба ведут себя так, как им предписывает социальный конструкт, забывая при этом, что они в ответе за чужие жизни. За чужие маленькие жизни.

Взрослый иранец из «Воображаемой прямой» тоже ведет себя согласно правилам, которые ему диктует общество – сперва он поступает «как мужик» и не отпускает жену одну на праздник, а потом нехотя прощает супругу под давлением родственников. И это делает сюжет драмой, убирая из него все намеки на корень «мело».

Всех этих героев объединяет одно: они не готовы расстаться с тем идеальным образом себя, который когда-то сами же и придумали. Не готовы даже тогда, когда оказывается, что этот самый образ противоречит действительности на все сто. Когда правила начинают управлять человеком.

Изображение: Кинопоиск, кадр из фильма «Могила светлячков»

Сима Васильева.

*- Редакция «Сенсаций.Нет» не одобряет искажение русского языка, в частности, так называемые «феминитивы».

 

 

 

 

 

Автор поста: Серафима Васильева