17.11.2021 12:11

Три кита звукозаписывающей индустрии

Три кита звукозаписывающей индустрии
Коллаж Андрея Зайцева

Интернет и свободу слова тождественно уравняли в общественном мнении уже давно. А уж свободу творчества включили туда в режиме «по умолчанию». Но при этом рейтинги чего бы то ни было и доходы от этих рейтингов давно являются мерилом успеха. Насколько независимым может быть творчество с точки зрения монетизации в данный момент разбирался музыкальный обозреватель «Сенсаций. Нет» Василий Виноградов.

Василий Виноградов

Давайте примем за данность, что без учёта идейной составляющей, любой автор музыкального произведения будет вполне счастлив, если его творчество сможет приносить материальный доход своему создателю. Тут абсолютно не важно, положит ли автор эту выручку себе в карман, или раздаст на благотворительность, но трудно не согласиться: наличие средств к существованию, как плод собственной творческой работы — это приятное событие.

Но если сама творческая работа, касаемая непосредственно рождения музыкального произведения, целиком и полностью на совести автора, то вот для выпуска её в мир есть способы количеством гораздо больше одного.

Источник фото — pixabay.com

Изначально, когда с письменностью и грамотностью во всех частях света дела обстояли «не очень», то самым ходовым вариантом был способ передачи информации «из уст в уста». А поскольку тяга к гармоничности, музыкальности и структурированию у большинства людей «зашита» по умолчанию, то информация в творческой форме (песни, стихи) усваивалась в гораздо большей степени.

Благодаря изобретению письменности и мобильных носителей информации в виде бумаги, фиксировать и сохранять произведения стало существенно легче. А после изобретения книгопечатания, позволившего снизить трудозатраты по копированию информации зафиксированной на бумаге, появилась возможность более широкого распространения выраженной в нотах музыки.

Этим тогда и воспользовались люди с предпринимательским складом ума, основав уже вполне привычные всем современным людям издательства, которые занимались продажей растиражированной посредством печатных машин информацией, в том числе музыкальной.

Источник фото — pixabay.com

Именно тогда по настоящему, по сути, появилась музыкальная индустрия и пиар в ней. Например, написав удачно-заманчивый текст про «подающего большие надежды» и «безмерно талантливого композитора» и не менее удачно распространив этот рекламный материал на передовицах популярных газет, можно было не только отбить первичные затраты на рекламу, но и многократно заработать. Главное не забыть при этом указать адрес музыкального салона, где можно приобрести ноты этого «талантливого и подающего большие надежды». А ещё в том салоне, как бы невзначай, можно упереться взглядом в весь ассортимент музыкальных инструментов и загореться идеей купить себе новую виолончель, лютню или даже клавесин… М-маркетинг.

Но самым большим переворотом в музыкальной индустрии стала возможность фиксации звука, когда обывателю не требовалось вникать в музыкальную грамотность и покупать музыкальный инструмент. Достаточно было просто поставить носитель с музыкой на устройство воспроизведения и наслаждаться игрой профессионального исполнителя. И ведь при этом надо было купить как сам носитель, так и устройство! Обороты музыкальной индустрии росли как на дрожжах, а ввиду новизны, насытить потребительский рынок ещё долго не представлялось возможным.

И вот мы получили удачное развитие производства музыкальных инструментов, звукозаписывающего и звуковоспроизводящего оборудования, а физические носители эволюционировали из восковых валиков в CD, пройдя стадии ацетатных дисков, виниловых пластинок и компакт-кассет.

Источник фото — pixabay.com

Но грош бы этому всему была цена, если бы не было первичного звена в цепочке, а именно того самого художественного произведения, чьё наличие и предопределяет необходимость остальных элементов этого большого паззла под названием «Музыкальная индустрия».

Итак, большинство пользователей музыкального контента, рождённые после 2005 года, считают, что для того, чтобы стать успешным артистом (певцом, битмейкером или музыкантом), достаточно выложить готовое произведение, скажем, на страничку своей социальной сети, а далее известность придёт сама, как и сопутствующие ей явления (см. «слава» и «богатство»). Не исключено, что в ряде случаев такое вполне возможно. К тому же хайповый шок-треш-контент никогда не выйдет из моды, и чем более дикую дичь сможет извергнуть из себя автор, тем более шансов на реальный, хотя и кратковременный успех, способный принести некий доход.

Но спустимся с небес на землю. При пресыщении рынка музыкального и околомузыкального контента, выложенное произведение мелькнёт на пару секунд в ленте новостей соцсети, где у автора есть некоторое количество друзей и улетит вниз под гнётом «котегов» и «мемасиков». То есть формально выпуск произведения в медиапространство состоялся, но вряд ли к этому можно добавить тег «#успех».
С этого места начинается та часть работы по достижению славы и денег, которая называется «продвижение». И раньше, во времена когда музыка распространялась на физических носителях, за продвижение музыки с целью заработка занимались соответствующие отделы звукозаписывающих компаний. Расширялся опыт, росла база знаний и накопленные приёмы продвижения выявили и закрепили позиции ведущих игроков на этом рынке.

Источник фото — pixabay.com

Музыкально-медийное пространство, несмотря на во многом развлекательное направление своей сути, это в первую очередь рынок интеллектуальной собственности. Стандартная ситуация, когда автор создаёт музыкальное произведение, но не имеет возможности представить его широкой публике, чтобы выявить из общей массы именно «своего» слушателя, готового купить за денежные единицы в личное пользование это самое музыкальное произведение.

А вот работа звукозаписывающих компаний направлена как раз на это — продажу нужной музыки нужному потребителю. В структуру мощного музыкального издательства, или рекорд-лейбла, входит широкий спектр действий: непосредственная запись произведения в качественной студии с возможным привлечением не только звукорежиссёров, но и аранжировщиков, дополнительных музыкантов; оформление обложки; регистрация и оформление авторских прав как на само произведение, так и на непосредственно полученную в итоге фонограмму; предварительная реклама выхода в свет произведения; организация и сбор предзаказов до выхода релиза; договоры на производство и непосредственное производство аналоговых носителей на заводах; доставка товара в точки реализации к указанному старту продаж.

И даже если возможности рекорд-лейбла таковы, что все эти этапы он может легко потянуть собственными мощностями, то всё равно ни один из перечисленных пунктов не подлежит исключению из общего механизма, который пытается работать на успех всего предприятия. А ведь есть ещё вопросы букинга артистов (отдельные концерты и концертные туры, а также всё, что с этим связано), которые также в силу своих связей может успешно решить соответствующий отдел крупного лейбла. И вот тут начинается этап, который на самом деле начинается ещё до начала всего этого круговорота и имя ему — договор о сотрудничестве. На одной чаше весов — огромная работа рекорд-лейбла, использующего все свои возможности и связи, на другой — музыкальное произведение автора, потратившего свои силы, эмоции и использовавшего свои навыки, на получение которых, быть может, он потратил большую часть жизни. На первый взгляд работа лейбла и музыкальное произведение автора — вещи неравнозначные, но второе без первого пропадёт в безвестности, а первое без второго просто бессмысленно.

В непрекращающемся водовороте глобализации музыкальная часть окружающего мира ни в коем случае не стоит особняком. Напротив, очевидно что какую бы позицию не занимал тот или иной артист и лейбл, выйти из крепко сложившейся системы вещей не представляется возможным.

Источник фото — pixabay.com

В данный момент, если брать официальные пути распространения музыкальных произведений, то в мире есть только три мощных музыкальных издательства — так называемая «большая тройка мейджоров» (мейджорами принято называть лейблы, работающие с музыкой широкой стилистики, то есть выпускающих не только классическую музыку или только хип-хоп).
«Universal Music Group» (Франция-США), «Sony BMG» (США) и «Warner Music» (США) — вот имена этих гигантов, контролирующих не менее 70% музыкального издательского бизнеса. Это совершенно не значит, что в мире всего три лейбла. Довольно часто бывает так, что более крупные лейблы поглощают более мелкие, просто предлагая хорошую цену их владельцам, но затем, чтобы не терять наработанный сектор рынка, оставляют бывших владельцев в виде управляющих, а направленность и политику лейбла не меняют. Зачем ломать то, что и так работает и приносит доход? Но нет гарантии, что более крупный лейбл не принадлежит одному из «большой тройки мейджоров».

«Warner Music»

Warner Music Group — коллаж Андрея Зайцева

Историю компании следует вести, пожалуй, с начала XIX века, когда первые инвесторы открыли в Лондоне нотное издательство «Chappell & Co» и магазин при нём. Об их деятельности положительно отзывался ещё сам Людвиг Ван Бетховен! Но постепенно, с принимающей всё большие жизненные обороты на территории Нового Света, деятельность компании развернулась и на территории США, где в конечном итоге была основана кинокомпания «Warner Brothers», ставшая безоговорочным пионером в мире цветного и звукового кино. Дабы снизить издержки и перестать отдавать часть доходов за работу сторонних звукозаписывающих компаний и стремясь к независимости в этом вопросе, в 1958 году была, наконец, основана «Warner Music». Известные артисты лейбла в разное время: Muse, Red Hot Chili Peppers, Linkin Park, Duran Duran.

«Sony BMG»

Sony BMG — коллаж Андрея Зайцева

Началом истории этой компании принято считать 1929 год, когда другая компания «ARS» (American Record Corporation) создала «Sony» для скупки мелких звукозаписывающих компаний во времена Великой Депрессии. Надо сказать, что этот манёвр с успехом удался и первичный кусок рынка был захвачен, а структура оптимизирована. Впоследствии «Sony» была удачно продана кинокомпании «Colambia», что привело к ещё большему коммерческому успеху. Так продолжалось до 1987 года, пока компанию не купила «EMI», бывшая на тот момент так же крупнейшим игроком на рынке медиаконтента, но в конце концов в начале 2000-х путём нескольких переходящих сделок «Sony» объединилась с «BMG» и в этом статусе прибывает и по сей день, объединяя в один холдинг около двух сотен лейблов поменьше. Артисты лейбла в разное время: AC/DC, Boney M, Адриано Челентано, Майкл Джексон, Селин Дион, Оззи Осборн, Pink, Deep Purple.

«Universal Music Group»

Universal music group — коллаж Андрея Зайцева

Если брать только музыкальную составляющую компании «Universal», то корни нынешнего успеха лежат в слиянии двух других гигантов звукозаписывающей индустрии — корпораций «Decca» (основанной в 1934 г. в Британии, а американское отделение компании ведёт свою историю с 1939 г.) и «MCA» («Music Corporation of America» основанной в 1924 г.) в середине 60-х. При этом «MCA» и до этого слияния по большей части принадлежал компании «Universal». Но той, что без приставки «music», поскольку компания не имела своего отдельного по-настоящему только музыкального подразделения и как раз в нём нуждалось для дальнейшего развития. В 2012 году «Universal» был поглощён другой гигант — звукозаписывающая фирма «EMI», из-за которой на тот момент «большая тройка» была «большой четвёркой». Самые известные артисты лейбла: Blink-182, Cardigans, Cher, Alice Cooper, Elton John, B. B. King, Lynyrd Skynyrd, Gary Moore.

Источник фото — pixabay.com

«Но сейчас же не каменный век! Какие пластинки с кассетами? Все всё слушают в интернете!» — справедливо заметит внимательный читатель. Безусловно, времена поменялись и доля физических музыкальных носителей катастрофически снизилась. И хотя этот формат распространения музыкальной продукции, «упал на самое дно» в плане объёмов продаж, но достигнув некого минимального значения продажи именно пластинок, CD и кассет стабильно растут год от года. Нет сомнения, что цифровая дистрибуция победила и её доля на современном рынке подавляюще велика, но времена, как и сказано выше, поменялись, а вот рабочие стратегии по захвату рынка — нет.

Если раньше лейблу необходимо было вкладываться в производство носителей и доставку, то теперь эта статья расходов практически нивелирована и борьба идёт за внимание пользователя интернета, с последующим его убеждением в приобретении уже определённого цифрового продукта или хотя бы «условно бесплатным» пользованием только им. И вот тут вопрос, без привязки к содержанию и качеству самого музыкального продукта: у кого больше шансов завладеть вниманием аудитории — у большого раскрученного годами канала с прикормленной аудиторией с универсальной политикой выдачи информации или у маленького независимого канальчика, пытающегося найти и удержать аудиторию довольно специфических вкусов?

И, кстати, а как же так называемые «независимые indie-лейблы»? Такое явление действительно существует и вполне успешно. Независимые лейблы чаще всего выбирают более узкую специализацию, издавая, скажем, только «дэт-метал» (death-metal — англ.). Они делают все те же действия, что и большие лейблы, выпуская свои специализированные журналы, занимаются распространением музыки только на CD, виниле или аудио-кассетах вопреки всей глобализации и ведут переписку с покупателями посредством обычных писем, а не с помощью электронной почты и так далее. Но мы же помним про долю «большой тройки» в 70%? И если мейджор-лейблы «берут своё» объёмом, ассортиментом, а так же широкой дистрибуцией с мощными рекламными кампаниями, то инди-лейблы — это удел настоящих фанатиков, как со стороны издателей, так и со стороны покупателей, приводящий к более крепким связям, но в каком-нибудь 0,2% от оставшегося «огрызка» рынка в условных 30%.

Каждый из участников этой большой, сложной и насыщенной системы сам выбирает в ней своё место полагаясь на свои убеждения и запросы, но быть вне системы, как и иметь все рычаги её управления, вряд ли получится.

Источник фото — pixabay.com

Автор: Василий Виноградов