Годовщина со слезами на глазах. Операции в Дебальцево 6 лет

Годовщина со слезами на глазах. Операции в Дебальцево 6 лет

В конце февраля 2015 года в ходе вооруженного конфликта на юго-востоке Украины состоялась Чернухинско-Дебальцевская операция. Луганскому собкору «Сенсаций.Нет» Дарье Живолуп в это время было 18 лет, о происходившем тогда в Дебальцево и окрестностях, а также о том, как работала и работает пропаганда, она расспросила непосредственного участника событий.

Дарья Живолуп

Дарья Живолуп: Мои 24. Хотелось бы сказать, что февраль 2021 прошел спокойно, в отличие от предыдущих семи лет, – но тогда бы я соврала, а врать не люблю. Очередная эскалация конфликта на Донбассе, обстрел фосфорными бомбами Горловки, обострение ситуации на фронте ЛНР, очередные планы на разрешение конфликта со стороны явно не самого опытного президента Украины. Спустя шесть лет фатального провала ВСУ в Дебальцево Украина решила возобновить свои действия в этом районе. Главная причина – решение СНБО Незалежной открывать огонь на линии разграничения. Чем аргументируют – никому неизвестно, даже самому Богу.

Коллаж Андрея Зайцева

А теперь бы хотелось напомнить о Дебальцево, точнее о Чернухинско-Дебальцевской операции, шестую годовщину которой мы отмечали в 20-х числах февраля. По данным Киева, погибли почти три тысячи «сепаратистов», а в недавнем прошлом их граждан, работоспособных мужчин, женщин, детей и стариков. Республики же до сих пор не могут подсчитать количество пострадавших – в Интернете есть множество видео не для слабонервных, которые дают понять, что многих, в прямом смысле, сравняли с землей, плюс плен, да и в наши больницы свозили такое количество людей и их останков, что всех хоронили в одну общую могилу, некоторые остались не опознаны и числятся пропавшими без вести. Со стороны ВСУ, по официальным заявлениям Киева, погибли 22 человека. Но документы и Народная милиция ДНР говорят о том, что за один день были выведены из личного состава армии намного больше солдат — о тысячах.  Для чего Киев врет по поводу военных потерь? Чтобы не выплачивать компенсации семьям погибших, ведь они задним числом официально не состояли в рядах ВСУ.

Коллаж Андрея Зайцева

В самом Дебальцево за месяц активной фазы боев пострадало 80% жилого фонда, большинство населения было вынуждено покинуть потенциально опасную зону боевых действий. По итогу, ДНР и ЛНР смогли отвоевать свои законные территории, предписанные первыми минскими, а Порошенко жертвой почти шести тысяч человек, носителей паспортов Незалежной, согласился на поправки о федеративном устройстве государства. Но чуда не произошло и Зеленский, проявив свое неуважение к погибшим, отменил те самые пункты, добытые кровью, придя к власти.

Написать материал о Дебальцево меня побудила не только годовщина, но и прочитанные воспоминания подполковника народной милиции в запасе, а ныне военного эксперта Андрея Марочко. С его слов будет вестись рассказ далее:

У республик на тот момент не было ни достаточного вооружения, ни количественного преобладания людей, дабы успешно провести операцию в Дебальцево, где вслед за Иловайским котлом обострилась ситуация. ЛДНР выигрывали лишь на энтузиазме и желании защитников Донбасса отстоять свои территории, так как ВСУ знатно наглели и не давали спокойной жизни мирному населению. Первым, что нужно было сделать – эвакуировать население примыкающего к Дебальцево Чернухино, находившегося под ведомством ЛНР.

«После прибытия первой партии жителей из Чернухино у меня — человека, который на тот момент уже повидал многое, начали сдавать нервы. Люди были похожи… Даже не могу подобрать подходящее слово. Бледные, уставшие, худые, осунувшиеся… Они неделями не могли выйти с подвалов, прячась от обстрелов и карателей».

Подполковник Андрей Марочко

Несмотря на все ужасы, которые происходили в населенном пункте, некоторые из эвакуированных хотели вернуться обратно, дабы показать военным подвалы, в которых еще могут находиться люди, ведь не все были осведомлены об эвакуации.

Коллаж Андрея Зайцева

За второй партией людей НМ ЛНР выдвинулись вместе с российским журналистом Артемом Колом и его командой. На их автомобиле были опознавательные знаки, что это пресса, как и на касках, бронежилетах, но это не помешало украинским силовикам открыть по ним огонь: «Видимо, в какой-то момент ВСушники поняли, что ситуация складывается не в их пользу, поскольку на украинскую сторону никто не шел, все пытались перейти на подконтрольную нам территорию, а тут еще и пресса появилась как назло. Так что перемирие продолжалось недолго. Сначала пошли пулемётные очереди, затем и все остальное. Если бы мы не открыли ответный огонь, то ни автобус, ни журналисты оттуда уже не выехали. Как сказал Артём: «Еле ноги унесли», оператор потерял каску, колёса прострелили и мины с миномета ложились подозрительно близко от авто журналистов — было явно понятно, что велся прицельный огонь».

В рядах Народной милиции ЛНР был большой недостаток – отсутствие необходимого количества служащих. Поэтому была объявлена срочная мобилизация.

Здесь помогали профсоюзы, военкоматы, журналисты и агитация. Для народа это был выход не только в плане идеи, но и в финансовом. Украина заморозила все выплаты тогда еще своим законным гражданам и все жили на денежной подушке, которую скопили до войны.

«Никто, никого, силой не заставлял служить, это был выбор лично каждого, хотя я и объяснял, насколько в данном случае это опасно. Вот, наверное, и ключ к успеху и нашей победе. Каждый знал, куда он идет, и зачем, в отличие от ВСУ, которых силой мобилизовали и бросили на произвол судьбы против собственного народа». 

Подполковник Андрей Марочко

Молодых и зеленых отправляли в отряд, куда входили военные с высшими офицерскими званиями. Они могли бы спокойно отсиживаться на командных позициях, но, понимали что в бой идут люди, которые в лучшем случае служили в армии. Были и те, кто видел автоматы только по телевизору, поэтому офицеры не могли их оставить одних.

Коллаж Андрея Зайцева

В одном из таких отрядов был Андрей Марочко, его путь начинался от эвакуации местного населения и до выполнения поставленной задачи – занять определенный участок на окраинах Дебальцево. Главной трудностью, с которой столкнулись члены его отряда, как и многие другие военные ЛНР – это отсутствие нужного опыта. Были ошибки в расчетах, что привело к отсутствию связи, боевым потерям и прочим трудностям. В итоге Марочко вместе с остальными попал в ловушку — так называемый карман — но сугубо по велению судьбы и чистому везению, ВСУ не удалось его захлопнуть. Отряд выбрался, смог эвакуировать раненых и поставить в известность руководство касательно увиденного. Остановку решили сделать в Вергулевке.

Спустя четыре дня военных поделили на три группы, а наступление было спланировано куда лучше, чем прежде. Тут-то Андрей Витальевич и получил боевое ранение, но, несмотря на многочисленные потери, отряду удалось достичь цели – обосноваться на окраинах Дебальцево.

Коллаж Андрея Зайцева

Это лишь одна из многочисленных историй, которые показывают героизм обычных донбасских мужчин, которые шли защищать свои территории. Да, пусть была подмена понятий, да, возможно, и причины для войны не были такими весомыми, но они смогли, они отстояли свои границы и смогли освободить людей от подземного плена в подвалах, которое им сулило соседство с позициями ВСУ. После этого у меня лишь один вопрос: зачем возобновлять обстрелы прилегающих территорий Дебальцево и кто ответит за все жертвы, которые, выходит, были зря, если полномасштабного мира даже на этом участке не удалось достичь до конца?

Автор поста: Дарья Живолуп