14.3.2022 19:03

Насколько тотальны санкции и что нас ждет дальше?

Насколько тотальны санкции и что нас ждет дальше?
коллаж Андрея Зайцева

Тема взаимных ограничений России и Запада становится одной из самых волнующих в российском, да и мировом публичном пространстве. О том, как взаимные санкции влияют на мировую экономику, за что и какой сейчас идет «большой торг» и что ждёт нас в будущем, разбирался обозреватель «Сенсаций.Нет», историк Александр Чаусов.

Разговоры о санкциях Запада и контрсанкциях России, которая наша страна также постепенно объявляет и реализует в отношении стран Запада, пока, в целом, касаются финансового сектора с ограничениями по иностранной валюте и её выводу на иностранные счета, ответного запрета на полеты над территорией страны самолетов из 38 стран, и Указа президента РФ о том, что теперь наши внешние долги мы будем выплачивать сугубо в рублях. Эта мера, стоит напомнить, была введена в ответ на блокировку части российских золотовалютных сбережений.

Впрочем, понятно, что это только начало долгой истории по обмену «любезностями» между государствами. Россия, например, готовит очередной пакет санкционных мер. О чем на днях заявил вице-спикер Государственной Думы Петр Толстой.

Петр Толстой. Коллаж Андрея Зайцева

Как выразился парламентарий:

«Он будет достаточно интересный, так я скажу».

Понятно, что, помимо этого, есть и инициативы частных западных компаний с уходом с российского рынка, а если быть точным, то в большинстве случаев, с «приостановкой финансирования» российских филиалов транснациональных корпораций. Довольно просто об этих процессах, к слову, рассказывает правозащитник Марина Юденич.

Марина Юденич. Коллаж Андрея Зайцева

По её словам,

«Многие в сущности никуда не собираются, просто берут тайм-аут на то, чтобы понять, как обойти санкции и выстроить новую логистику. Отсюда вот это вот — «приостанавливаем на время». Но куда больше мне понравилась формулировка «прекращаем инвестиции». Читай: не открываем новые магазины и производства, не платим за маркетинг и рекламу.

Отдельной строкой: уходит часть ассортимента, а «предметы первой необходимости» остаются. При дальнейшем изучении выясняется, что «первая необходимость» по большей части и продавалась в России. Изучаем ассортимент Procter & Gamble, ну, к примеру.

Еще одна маленькая хитрость больших брендов — центральный зарубежный офис громко хлопает дверью, российское отделение тихо работает и столь же тихо поднимает цены, притом не только из-за курса валют.

Нет, излишнего оптимизма тут не нужно, и шапкозакидательство тоже штука чрезвычайно вредная, многие действительно ушли. Но многие — только сделали вид».

коллаж Андрея Зайцева

Однако, сейчас один из главных вопросов, который интересует западную общественность, это ресурсы России: нефть, газ, уголь, уран и многие другие, которые наша страна может «отключить».

Стоит напомнить, что по этим категориям товаров Запад решил ограничить свое «праведное рвение» хотя бы на первое время. Так, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен недавно заявила:

«К середине мая мы выйдем с предложением о том, как избавиться от нашей зависимости от российского газа, нефти и угля к 2027 году».

Но за пять лет может произойти всякое. Тем более, что сейчас попытки отказаться от российских энергоресурсов приводят европейскую дипломатию к самым нетривиальным ситуациям.

Урсула фон дер Ляйен. Коллаж Андрея Зайцева

Например, там решили переключиться на ливийскую нефть. Но представители Ливии заявили, что готовы заменить российскую нефть только через 5-7 лет. И, в общем, кажется, общая конфигурация стратегии Еврокомиссии и сроки, обозначенные госпожой фон дер Ляйен, в этом контексте становятся куда более понятными.

С другой стороны, США от российской нефти отказались. Правда, её доля на американском рынке, хотя и была второй после Канады, но составляла 8%.

При этом, аналитики говорят, что заменой для Штатов могли бы послужить Венесуэла и Иран. Но есть нюанс. На Венесуэлу Штаты наложили санкции еще в 2019 году. И это именно нефтяное эмбарго.

С Ираном же вообще все получилось как-то не просто нехорошо, а «весело и со спецэффектами». В Вашингтоне начали говорить о том, что снимут с Иранской Республики «нефтяное эмбарго». Стоит напомнить, что эта страна вообще находится под ограничительными мерами уже 40 лет. Однако, тут случилось неожиданное. А именно, ракетный обстрел в иракском Курдистане, в районе, где находится американское генеральное консульство. По анонимным данным, обстрел велся с территории Ирана. И, хотя, к счастью, никто не пострадал – это очень интересная и демонстративная акция в контексте того, как Вашингтон пытается пойти с Иранской Республикой на «нефтяной компромисс».

Впрочем, предположить, что и Венесуэла, и Иран пойдут со Штатами на сделку можно с изрядной долей вероятности. Однако, есть еще один очень важный пункт. США, конечно, отказались от российской нефти, но не отказались от урана, который очень нужен Штатам.

коллаж Андрея Зайцева

Нет, в принципе, у той же Иранской Республики урана тоже полно. Но… в общем, это тема для отдельного исторического экскурса, пока же, советуем просто понять, что если Вашингтон начнет договариваться с Иранской Республикой о поставках урана, то можно будет говорить о том, что мир окончательно и бесповоротно сошел с ума. И это будет куда больше проблемой для всего мира, нежели нынешняя ситуация вокруг Украины.

А вот Россия может ввести ограничения по поставкам урана, если уж деваться будет совсем некуда. Равно, кстати, как и по алюминию, без которого крайне проблематично строить самолеты.

Но самое главное, что важно понимать: все эти блоки на самом деле не тотальны. Ну, вот, например, запрет на полеты над Россией европейских самолетов, и российской авиации над европейскими странами. Печально? Да. Но тут Турция выступила, как этакий глобальный транспортный хаб. Цены на авиабилеты по этим направлениям, естественно, взлетели. Но сами направления, хоть и весьма «хитрые» — остались.

коллаж Андрея Зайцева

Запрет на поставки нефти и газа обходится уже довольно давно методом заключения спотовых сделок. Это когда, например, Британия покупает газ у Нидерландов. Обычный такой «голландский» газ. Только проблема в том, что Голландия с  2018 года кардинально сократила добычу собственного «голубого топлива». И этот газ, который Нидерланды и поставляют во многие страны Европы становится голландским ровно в тот момент, когда приходит из России в нидерландские газохранилища.

Здесь же можно вспомнить калийные удобрения. Россия в 2019 году занимала второе место по их производству на мировом рынке. И эти удобрения мы тоже можем «отключить» и от Европы, и от США. После чего цены на определенные виды продуктов там не просто взлетят, а пробьют потолок. Но важно понимать, что эти удобрения будут поступать на эти рынки, просто, как, например, бразильские. Поскольку Бразилия отказалась от санкций в адрес России, а удобрения ей очень нужны. Увеличить их закупку и продавать всем желающим для Бразилии – не вопрос. Просто это будет дорого. Очень-очень дорого.

коллаж Андрея Зайцева

В общем, если говорить кратко, то те, кто сейчас либо в панике, либо в эйфории рассказывает про тотальный разрыв экономических отношений, про «тотальную изоляцию России», или о том, что «Запад умрет с голоду», все же слишком эмоциональны. Да, жить будет значительно сложнее всем. Но по факту никакой изоляции не будет. Будет усложнение логистики, повышение цен и глобальное переформатирование всей мировой экономики. Вплоть до того, что её уже сложно будет назвать «потребительской».

Однако и говорить о том, что «мир рухнул», ну, или, что «Россия летит в бездну» — не просто преждевременно, а в целом, наверное, даже ошибочно.

Автор: Александр Чаусов