Луганск: пережившим войну

Луганск: пережившим войну

От редактора: Самый большой страх в детстве у меня был страх войны. Рос я в 80-е годы, в школе только что научившиеся  читать дети рассуждали о войнах, которые, как мне тогда казалось, для СССР были чуть ли не постоянным явлением. Гражданская, финская, Великая Отечественная, Корея, Вьетнам… Нам абсолютно точно рассказывали об этих войнах на уроках в начальных классах школы, а помимо этого учителя постоянно объявляли о сборе вещей для пострадавших детей в дружественном Афганистане. И мы собирали и приносили что могли. И даже жуткая авария на Чернобыльской АЭС и землетрясение в Ленинакане и Спитаке не смогли сравниться с ужасами войны. И маленький я боялся, что вот завтра опять кто-то нападет… Я все это к тому, что каждый раз читая колонки, присланные из Луганска Дашей Живолуп я с одной стороны представляю насколько она храбрая и смелая, раз рассказывает о моем самом большом страхе детства так буднично, а с другой стороны понимаю, что так люди жить не должны ни в коем случае…

Дарья Живолуп

Для опыта и забавы ради я пошла работать внештатным корреспондентом в местную газету, она была одной из тех, которыми «разжигают костры для шашлыков», а не покупают для того, чтобы вкусить полезную информацию. Как я докатилась до такой жизни? У нас была практика в колледже, и я решила, что, возможно, работа там мне принесет какую-то пользу. Все было более-менее сносно, пока мне в довесок не дали писать о церковных праздниках, и тут я поняла, что писать религиозные тексты – это не мое. Пока вокруг тлели пожары, я бежала от батюшек и церковных традиций. Кроме этого, на работе мне пришлось неоднократно возвращаться к событиям военного лета, люди еще многие годы будут делиться своими переживаниями и «впечатлениями» от увиденного. Сталкивалась я с разными персоналиями, с кем-то было не легко, а кто-то впечатлял до мурашек своей историей.

скриншот видео Youtube Олега Царева

Как-то я работала со школьниками. Часть из них в 2014 году осталась без своего учебного заведения, в которое их привели еще  первоклашками. Самой громкой была история с разрушением школы номер семь. Это старейшее образовательное учреждение Луганска построено в далеком 1912 году. Пережило Великую Отечественную войну, а вот от агрессии украинских силовиков сломилось и не выстояло.

скриншот видео Youtube Олега Царева

В один из жарких дней июля, когда градус был накален до предела, а в небе летали не птицы, а снаряды, несколько из таких попали прямиком в здание седьмой школы. В последствии случился пожар, старейшая постройка горела и тлела несколько дней, возможности потушить ее не было, так как город на тот момент уже остался без воды. Люди приходили сюда прятаться от бомбежек, но в итоге единственное бомбоубежище в районе было уничтожено целенаправленным огнем ВСУ. Трагедия унесла жизни пятерых людей, среди которых был учащийся этой школы. Многие учебные заведения со временем восстановили, но в этом случае восстанавливать было практически нечего. От школы остались лишь одни стены, которые по сей день стоят как напоминание о том, что было шесть лет назад. Когда проходишь мимо мурашки бегут по коже — обугленные остатки перекрытий и имущества, следы от языков пламени и портреты тех, чьи жизни уничтожили осколки крупнокалиберных снарядов, выпущенных из украинских орудий.

скриншот видео Youtube Олега Царева

Увы, но дети часто становились жертвами войны. Согласно статистике ООН, на Донбассе погибли 147 «ангелов». Одной из таких стала девочка Лера. Я знала ее дедушку, он каждую субботу приходил к маме в библиотеку за очередной книжкой. Пожилой мужчина в шляпе, очках и хорошими манерами, наверняка его внучка обладала такими же. Лера пыталась эвакуироваться со своей семьей из Хрящеватого, тогда был разгар месива, которое устроили боевики добровольческого батальона «Айдар». Машина, следовавшая по одному из участков «дороги жизни», была уничтожена прямым попаданием очередного снаряда, выпущенного по «террористам», как позже прозвучало в украинских новостях.

скриншот видео Youtube Олега Царева

Тринадцатилетняя Лера, ее мама, дедушка и бабушка вошли в число 20, которым так и не суждено было выбраться и начать жить вне огня и бомбежек. В живых остался лишь отец, он отчаянно несколько лет искал следы жизни своих родных, в надежде, что они не погибли, а были переправлены на лечение военными на Украину, но в результате многочисленных экспертиз, их ДНК обнаружили и зафиксировали факт гибели в том самом злополучном уазике.

История меня впечатлила до глубины души, я даже стихотворение написала: «Я ангелочком маминым была, любила петь и рисовала, Но вот однажды к нам пришла война, И нагло детство у меня украла…». Тогда я тоже хотела, чтобы удивительным образом девочку и хотя бы ее маму нашли где-то на Украине и по программе обмена пленными вернули к отцу, но увы.

скриншот видео Youtube Олега Царева

Еще один случай характеризует людей дела, которые преданы своей профессии и в любых обстоятельствах готовы ей служить. Библиотекари – им особо никто и никогда не придает значения, ну, работают люди и хорошо. Книги мало читаем, в подобного рода публичные заведения уже редко кто ходит, если только Интернет дома не пропадет, или лихой попутает и вдруг захочется читать. Дело было в Новостветловке. Когда поселок полыхал от последствий бомбежек, женщины из местной библиотеки на тачках спасали книги из библиотеки, в которую попал снаряд.

Все действия происходили на центральной улице, которая обстреливалась массировано и беспощадно. Свое «сокровище» они прятали в подвалах, где места для людей не хватало, цель была одна – в сентябре дети в школу пойдут, им же нужны книги. Это равносильно тому, как директор колледжа, в котором я училась, каждый день оставляла дома своего больного отца, героя Великой Отечественной войны, и шла на работу, в надежде, что скоро наступит мир и те отчаянные студенты, которые подавали документы под обстрелами, наполнят жизнью учебное заведение. Преподавателям иногда приходилось там ночевать, так как маршрутки практически не ездили, добираться с одного конца города в другой было проблематично, да и массированный огонь по рядом расположенному машиностроительному заводу заставлял прятаться.

скриншот видео Youtube Олега Царева

Хоть из газеты в итоге я и ушла, но «контента» эта работа мне подарила массу. Безусловно, самым страшным были рассказы о гибели людей, а для меня в особенности детей. Когда-то будет мир и всем тем, кто пострадал, погиб, или стал непосредственным участником войны придет признание, о них не забудут, а многочисленные истории будут передавать из уст в уста, как нам когда-то рассказывали бабушки о том, что происходило в Великую Отечественную войну. Если рукописи не горят, то память народа не тлеет и передается из поколения в поколение.

Ну а пока, несемся дальше.

Автор поста: Дарья Живолуп