Адреналиновая зависимость мирных людей

Адреналиновая зависимость мирных людей

От редактора: Есть у меня несколько нехороших примеров в моей сугубо мирной жизни, когда мои друзья -товарищи уезжали (и часто не по своей воле) в «горячие точки», а возвращались нелюдимыми сильно пьющими отморозками, которые иногда от любого громкого звука могли куда-нибудь под лавочку спрятаться. Есть и те, кто возвращался внешне абсолютно не изменившимися, но как только где-то на карте загорался очередной конфликт, собирались и уезжали. Афганистан, Приднестровье, Чечня, Абхазия и Осетия, восточная Украина… Всегда не понимал, зачем это всё мирным людям? И вот только теперь, после прочтения статьи нашего корреспондента Дарьи Жиполуп, кажется начал понимать… 

Дарья Живолуп

Дарья Живолуп: Адреналиновый наркозависимый человек. Согласно информации «великого» Google такого рода человек постоянно ищет сверхактивные ситуации, в которых мог бы получить подзарядку адреналином. В 2014 такими становились многие, особенно мужчины, парни. Для них время, когда шли активные боевые действия, было максимально комфортным, а вернувшись к привычной жизни, они еще долго привыкали к ее будничному течению без подвалов, сбора осколков по участку, постоянного присутствия опасности.

Меня впечатляют такие люди, так как сама первое время, первый год, я не хотела говорить о том, что видела и что переживала в то лето. Мне часто снились кошмары, в которых погибала я, или моя семья от бомбежек. Самыми страшными для меня были самолеты. Помню, как в 2015 впервые с окончания мирной жизни выехали с родителями в Россию, и я увидела его, самолет, звука которого боялись многие жители Донбасса, а со временем он стал для нас чем-то непривычным, так как авиасообщения в нашем регионе нет, как и аэропорта.

Вернемся к адреналинозависимым. Одним из таких был и есть лучший друг нашей семьи. Он вместе со своей женой пробыл около двух месяцев под непрекращающимся огнем, так как Новоанновка, в которой они живут, находится у так называемой «дороги жизни», за нее шли ожесточенные бои. Трасса соединяет Луганск и Россию, это единственный маршрут, по которому можно беспрепятственно добраться до границы с нашим большим соседом.

Дядя А всю жизнь увлекался охотой, часто попадал в стычки с лесничеством и чудным образом выбирался из них. Он очень смелый и в какой-то степени отчаянный человек. Их дом находился рядом с возвышенностью, которую заняли украинские военные, двор был перед ними как на ладони.

Нам пришлось оставить своего песика друзьям на попечение, так как уезжали мы к бабушке в более-менее мирный Свердловск, находящийся у границы с Россией, а маленькому Бусику места у нее не было. Как сейчас помню, что было грустно прощаться с ними, тогда ты не знал, встретишь человека вновь, или нет. Более того, нас прервал начинающийся обстрел, и мы в спешке вынуждены были уехать.

Все время боевых действий дядя А и тетя Т возили в поселок хлеб, пробиваясь через ополчение, которое каждый раз крутило у виска, видя их машину. Супругам приходилось регулярно придумывать какие-то веские причины, по которым им срочно нужно выехать. Продовольствие находилось в Краснодоне, ехать приходилось по той самой «дороге жизни», которая регулярно и массированно обстреливалась. Но они как Бонни и Клайд видели цель и не видели препятствий, только конец всей истории и он безусловно должен быть счастливый. По приезду домой раздавали хлеб из машины. Сложность состояла в том, чтобы не привлекать внимание, так как ВСУ целенаправленно открывали огонь по подобным скоплениям людей.

С хлебом во многих населенных пунктах была напряженка, как и с продуктами, в нашей деревне его никто не возил населению, получить его можно было только в том случае, если знакомым удавалось выезжать. Помню, как мы изредка наведываясь домой набивали багажник хлебом кирпичиком и раздавали его знакомым, оставшимся под обстрелами.

Дядя А любил сидеть во дворе и наблюдать, что куда и откуда летит. В подвал он шел только в крайнем случае, первыми отправлял туда нашего пса Бусика, который в итоге уже сам чуял приближение обстрела и стрелой летел в убежище, и свою жену. Перед его глазами открывался весь театр боевых действий. Самые яркие истории у него связаны с тем моментом, когда в Новоанновку зашли войска, так как шла зачистка соседних населенных пунктов и их поселка. К себе они приютили ребят-добровольцев из Челябинска. Молодые парни бросили все и уехали воевать на Донбасс. Впечатляло то, насколько небезразличными к нашей ситуации были граждане соседнего государства. Действительно, рук не хватало в рядах нашего ополчения, поэтому любая помощь была ценной. Тетя Т носила им домашнюю еду, так как на сухпайках особо не разгонишься, а дядя Андрей просто оказался в своей стихии и нашел единомышленников. После освобождения поселка ребята уходили от них как от своих родителей, их ждали новые населенные пункты, охваченные огнем. Контакт между новоиспеченной «семьей» очень долго поддерживался, все действующие персонажи выжили.

По итогу дядя А до сих пор скучает по тому времени, дело не только в зависимости от адреналина. В таких ситуациях твои потребности сводятся к минимальным – поесть, поспать, выжить, ну и чтобы сигареты были. Перестаешь волноваться из-за тех мелочей, которые окружают тебя в обычной жизни.

О подобном после я слышала от многих знакомых противоположного пола. Мой товарищ и одногодка Ваня рассказывал о таких же чувствах, которые он испытывал тогда. В начале его пугали оторванные конечности и тела убитых бомбежками людей, которые длительное время могли лежать на улице, но после это становилось чем-то привычным.

Те, кто оставался в числе живых, был приятнее, чем люди сейчас.

Я сама скучаю по тому отношению к действительности, которое было в 2014-2015. Это может казаться диким, но это жизнь, пусть и под огнем обстрелов, но самая настоящая и чистая.

Автор поста: Дарья Живолуп