Шахтеры в орденах. Реалии угольной промышленности современного Донбасса

Шахтеры в орденах. Реалии угольной промышленности современного Донбасса

От редактора: Кто такие шахтеры и почему их труд настолько опасен и сложен я знаю не понаслышке — сам родился в Воркуте, тут объяснять ничего не надо. Помню, как в 90-е годы, когда по всей стране шахтеры выходили на рельсы и перекрывали движение поездов наши, воркутинские, возмущались — мол нам тоже зарплату месяцами не платят, а выйти-то и некуда — ветка тупиковая, кто нас тут заметит? И вот с самого детства я все эти истории про завалы в шахтах и про чудом спасшихся людей слышал. И людей со своеобразными «тенями» на глазах на улицах — тоже. Просто у шахтеров сажа в глазах практически не смывается, вот и ходят как после макияжного салона… Прочитав сегодняшнюю колонку нашего собкора Дарьи Живолуп я понял, что нет предела для ада на Земле: шахтеры в орденах за боевые действия…

Дарья Живолуп

Дарья Живолуп: Все знают, что Донбасс – это шахтерский край. Уголь – черное золото, благодаря которому выживало и выживает население на нашей территории. У каждого в семье кто-то либо работает на шахте, либо работал. В шахту мужчин загоняла зарплата, при Украине местные олигархи, несмотря на всю свою не самую честную натуру, платили щедрую зарплату, а государство – пенсию. Мой папа тоже в прошлом шахтер, он не уходил в забой, но работал под землей со взрывчаткой, а именно – выдавал ее. Мой дедушка шахтер, бабушка работала там же. В общем, каждая семья Донбасса сталкивалась с горняцким трудом.

Главным праздником в году было последнее воскресенье августа – День шахтера. При Украине к нам приезжали звезды со всей Незалежной, давали большие концерты, устраивали ярмарки, сейчас тоже так же, только теперь «шахтеров» развлекают российский артисты. Грустно только от того, что праздник для горняков, вид которых стал вымирающим на нашей территории. Да, некогда шахтерский край становится не шахтерским. Почему же так? В прошлом «ахметовские» шахты стали закрываться, уголь сбывать некуда, остались единичные предприятия, но они не настолько богаты, как были раньше. Кто собственник угольных объединений – неизвестно. В начале разрыва отношений с Украиной с местных вокзалов отправлялись вагоны с углем на территорию Незалежной, но после это прекратилось. Зарплаты маленькие, не сравнить с теми, которые были при Украине. Этому тоже есть логическое объяснение. Раньше уголь Донбасса отапливал всю Украину, коксовый обеспечивал топливом ТЭЦ в стране. Когда отношения по известным военным причинам были прерваны, угольная промышленность стала бедствовать, так как у единственного друга и товарища в лице России и своего хватает. Пожилые шахтеры выживают за счет пенсий и регресса (выплат, связанных с полученными профессиональными заболеваниями шахтеров, например, силикоза), молодым же приходится немного сложнее.

Шахтеры были и одними из тех, кто в первой волне идейного ополчения шел воевать за Донбасс, отвоевывали свою территорию и боролись за угольную промышленность. Многие героически погибли. Мой папа познакомился с мужчиной, сын которого был разведчиком во время Дебальцевской операции, он погиб, их накрыла мина на пересменке. Сына привезли в закрытом гробу и открывать строго настрого запретили. Мужчина, как и его взрослый ребенок, всю жизнь проработал на шахте, на пенсию ушел, когда индекс был относительно маленький, война забрала единственного помощника и опору. Из-за случившегося у него начались проблемы со здоровьем, помогать особо некому, выручают местные казачки и сослуживцы сына. Всю тяжелую работу они берут на себя. Дедуле в качестве памяти остаются лишь медали, которые он получает за героически погибшего сына.

Еще одним ушедшим героически шахтером был отец моего знакомого. Летом родители отправляли меня к бабуле, которая жила в горняцком поселке. Я постоянно ругалась с одним надоедливым мальчиком, он обижал всех, никто не хотел играть с ним в компании. Тогда мы и подумать не могли, что он станет сыном героя. Его отец был разведчиком в ходе Дебальцевской операции, погиб героически, попав в окружение, но при этом до конца отстаивал свои позиции, оставшись единственным выжившим со своего взвода. Когда его нашли украинские военные, они позвонили родителям мужчины и сказали, что их сын «загинув як герой» (погиб как герой). Сейчас местная администрация добивается того, чтобы мужчине поставили памятник, так как о таких людях забывать не стоит.

Пока одни шахтеры воевали, другие не прекращали добывать уголь, ведь работа шахты не останавливалась даже во время активных бомбежек. Никто не знал выйдет из забоя или нет, так как в ходе обстрелов могли повредить электричество и тогда шахта бы остановилась. Такое приключалось, и горняки сидели длительное время под землей. Кроме этого, шахты были чаще всего под прицельным огнем ВСУ. Так на угольном предприятии, где работал мой папа, погибали рабочие в самом дворе, его начальник был убит от разрыва снаряда на территории, мужчина шел к машине в тот момент, когда начался обстрел.

У нас всегда уважали и уважают шахтерский труд, жаль, что сейчас все не так хорошо, как могло бы быть. Возможно, в будущем найдутся пути и каналы, куда бы сбывали наше местное черное золото, но пока так. В этом никто не виноват, так как обстоятельства предательски подкосили угольную промышленность на нашей территории. В продолжении могу сказать, что воевавшие шахтеры вернулись в забои после лета 2014, многие сменили свою гражданскую профессию на военную. Как бы мировые СМИ не трубили о том, что у людей в начале конфликта было оружие, нет, горняки защищали свою территорию максимум обрезами и палками. Реальность такова, что теперь на шахтерской парадной форме, кроме трудовых и боевые медали. Как же хочется, чтобы Донбасс снова был угольным сердцем, как и раньше.

Автор поста: Дарья Живолуп