29.3.2022 16:03

Фукуяма снова появился в медийном пространстве, или пара слов о «кабинетной русофобии» глобального либерализма

Фукуяма снова появился в медийном пространстве, или пара слов о «кабинетной русофобии» глобального либерализма
коллаж Андрея Зайцева

Внезапно, после долгих лет молчания, в западном медийном пространстве вновь появился главный певец либерализма, философ Фрэнсис Фукуяма. О том, какие идеи он проповедует, почему они очень опасны для России и русских, и почему у нас все же есть шанс от них «вежливо отказаться», выяснял корреспондент «Сенсаций.Нет», историк Александр Чаусов.

Британское издание  The Spectator взяло на днях большое интервью у американского философа и политолога Фрэнсиса Фукуямы. В России этот западный мыслитель наиболее известен своей книгой 1992 года «Конец истории и последний человек». Если коротко и максимально упрощенно, то Фукуяма был и остается этаким «певцом либерализма», как политической, социальной и даже философской концепции.

коллаж Андрея Зайцева

Собственно, его «Конец истории» как раз про то, что США и, шире, страны Запада, победившие в «холодной войне», что привело к развалу СССР, окончательно установят во всем мире либеральные ценности во всей их полноте. И этим, собственно, и ознаменуется «конец истории», как борьбы идеологий и предпочтений. Все сольется в этакий тихий, спокойный и мирный глобализм-либерализм.

В девяностые, да и в начале нулевых эта концепция смотрелась весьма правдоподобно. Действительно, мир становился все более однополярным. И не мог ничего противопоставить тем же Штатам, которые несли демократию, где методом политического давления, а где и в самом буквальном смысле «на остриях штыков» и наконечниках ракет с обедненным ураном.

Первые довольно ясные сигналы того, что о конце истории говорить несколько преждевременно прозвучали в Мюнхене, в 2007-м году. Когда со своей резонансной, и как показало дальнейшее развитие событий, пророческой речью выступил российский президент Владимир Путин.

коллаж Андрея Зайцева

Собственно, глава России тогда очень последовательно доказал, что однополярный мир, к которому стал стремиться Запад – не просто не эффективен, но в исторической перспективе обречен. А потому, нужно работать в рамках концепции многополярности и сосуществования самых разных государств и идеологий.

Тогдашнее выступление Путина действительно вызвало очень бурное обсуждение на международном уровне. Но проблема в том, что обсуждением все и закончилось. Никакой опасности западное сообщество не увидело и никаких выводов, по сути, не сделало.

«Конец истории» был слишком уж привлекательной картинкой, чтобы отказываться от продвижения этой концепции, и уж тем более, чтобы увидеть риски и опасности этой доктрины. А потом был 2008 год и глобальный финансовый кризис. Который, собственно, и стал последствием экспансии либеральной рыночной экономики во всем мире.

К слову, в интервью The Spectator Фукуяме хватило интеллектуальной честности признать, что именно либеральные ценности и привели к тем событиям на глобальном рынке. По словам философа,

«Иногда неолиберализм сегодня — это просто синоним капитализма. Но если быть точнее, то это идеология, которая преклоняется исключительно перед рынком и очерняет государство до такой степени, что начинает разрушать многие государственные институты и приводит к такой глобализации, которая расценивает экономическую эффективность как решающий фактор всей нашей жизни. И это начало разрушать благосостояние людей. Это привело к росту огромного неравенства во всем мире. Это подорвало способность государства регулировать деятельность крупных корпораций, особенно в финансовом секторе. Я думаю, что это было прямой причиной крупного финансового кризиса 2008 года, потому что дерегулирование этого сектора позволило крупным банкам пойти на неоправданный риск и нанесло огромный ущерб обычным людям».

Тут вообще стоит отметить, что Фукуяма образца 2022 года, хотя и очень мягко и плавно, но подводит аудиторию к мысли, что либерализм и демократия не всегда идут рука об руку. И иногда и «народ не тот», и «элиты не те». Согласно воззрениям философа, «неолиберализм» — это доктрина внутри либеральной идеологии «правого толка», которая ставит в качестве абсолютной ценности – свободу рынка от государства. Что в итоге к мировому финансовому кризису и привело.

А есть еще и «левый» либерализм. Который про меньшинства, да и в принципе межгосударственные и надгосударственные сообщества и их права. И тоже, свободу от государства. Что, в целом, по Фукуяме тоже ведет к вспышкам радикализма. Ну, думается, случаи преступлений в рамках протестных акций BLM все помнят и здесь какие-то дополнительные пояснения не нужны.

коллаж Андрея Зайцева

В этом интервью вообще много рассуждений о либеральных ценностях, роли и правах государства, и «балансе». Который в понимании философа достигается тем, что сообщества ограничивают государственную власть, но, тем не менее, и эта власть, при том явная и на защите интересов этого самого общества, должна быть.

И тут возникает логичный вопрос, а при чем тут вообще нынешние реалии, Украина, Россия и текущее противостояние? Фукуяма прошелся и по актуальной повестке. Правда, как-то очень уж своеобразно. Например, очень вежливо отказав русскому народу в праве на самоидентификацию.

«Например, в современной России мы сталкиваемся с тем, что у них есть представление о том, что такое русская национальная идентичность, которая не совместима с множеством других этнических идентичностей в их собственном обществе».

Ну то есть, вот так мягко и ненавязчиво нас всех записали в ксенофобы. При том на уровне национальной идентичности. Если максимально утрировать, то по Фукуяме, чтобы русский человек перестал быть ксенофобом, он должен отказаться быть русским.

Зато вот про украинскую национальную идентичность у либерального философа кардинально иное представление:

«На самом деле в течение последних семи или восьми лет я проводил много времени на Украине, и у меня есть много украинских друзей. Все они борются за свою независимость и суверенитет, даже если и не живут в демократическом государстве. Но я думаю, что на Украине люди оценили тот факт, что они живут в свободном обществе. Они могут критиковать правительство, они могут говорить, что хотят, и они хотят это защищать. И они не хотят, чтобы Путин это у них отнял. То, что они делают, — это сочетание патриотической защиты свой страны и ее суверенитета. Я думаю, что все мы заинтересованы в том, чтобы поддержать это, потому что на карту в нынешней спецоперации поставлено существование широкого либерально-демократического порядка. Это борьба не только за эту страну, Украину. На самом деле это попытка повернуть вспять все экспансию царства либеральной демократии, имевшую место после 1991 года и распада бывшего Советского Союза».

О том, как в «свободном украинском обществе» убивают и пытают неугодных или даже тех, кого просто заподозрили в неблагонадежности, очень много информации из самых разных источников.

Но в чем-то американский философ действительно прав. Что в 2008 году в Грузии, что в 2014 в Крыму, что сейчас, речь идет о столкновении глобальных концепций и доктрин. При чем до той степени, что если Россия отступит, то нашей страны и нашей идентичности не будет. Чего хотел бы господин Фукуяма и иже с ним.

коллаж Андрея Зайцева

Радует тут только одно. Один раз этот футуролог от философии уже крупно ошибся, когда пообещал либеральное глобальное царство, которое «неотвратимо наступит». И второй момент: за эти годы на Западе не появилось новых и настолько же маститых «певцов глобалистской философии». Поэтому, западному сообществу пришлось «откопать и эту стюардессу».

А это значит, что та самая либеральная философия и идеология не дает достаточно ресурсов для возникновения новых интеллектуальных элит. То есть, у этого самого либерализма, в нынешнем его изводе, кажется, попросту нет будущего. Что дает России, да и многим другим нормальным странам и народам шанс. Которым мы непременно воспользуемся.

Автор: Александр Чаусов