Будет ли Россия принимать в свой состав ЛНР, ДНР и Южную Осетию, и если да, то как?

Будет ли Россия принимать в свой состав ЛНР, ДНР и Южную Осетию, и если да, то как?
коллаж Андрея Зайцева

Руководство Народных Республик (ЛНР и ДНР) и Южной Осетии всерьез задумалось о вступлении в состав РФ. О том, какова была реакция Кремля на эти инициативы и какие правовые механизмы для принятия подобных решений есть у России, разбирался корреспондент «Сенсаций.Нет», историк Александр Чаусов.

В России по аналогии с «парадом суверенитетов» девяностых годов прошлого века, заговорили о «параде вступлений в состав РФ». Речь идет о том, что сначала руководство ЛНР и ДНР высказалось по поводу желания стать субъектами Российской Федерации, а затем с аналогичной инициативой выступил и президент Южной Осетии.

коллаж Андрея Зайцева

Началось все с того, что, глава ЛНР Леонид Пасечник 27 марта заявил:

«Я думаю, что в ближайшее время на территории республики будет проведён референдум, на котором народ реализует своё абсолютное конституционное право и выскажет своё мнение по поводу вступления в Российскую Федерацию».

Затем, глава ДНР, Денис Пушилин отметил:

«Что касается вхождения в состав России, что касается желания и стремления, то они отчётливо прослеживаются с 2014 года — желание быть в России».

По его словам, первоочередная задача сейчас – это сделать так, чтобы Луганская Народная Республика заняла свои конституционные границы. А «дальше определимся».

коллаж Андрея Зайцева

Впрочем, стоит напомнить, что Денис Пушилин уже несколько лет настойчиво и на всех уровнях продвигает идею вступления ДНР в состав Российской Федерации.

Так, еще в 2019 году он говорил:

«Перед нами стоит одна задача — максимальная интеграция в российское пространство. В идеале — войти в состав России на правах федерального округа».

Так что, в общем-то, намерения руководства Народных Республик не новы, и всем вполне понятны.

Анатолий Бибилов. Коллаж Андрея Зайцева

Что касается Южной Осетии, то её президент, Анатолий Бибилов на этой неделе также был весьма однозначен. По его словам,

«Объединение с Россией – наша стратегическая цель. Наш путь, чаяние народа. И по этому пути мы будем двигаться. Соответствующие юридические шаги мы сделаем в ближайшее время. Республика Южная Осетия будет в составе своей исторической родины – России».

Понятно, что по этому поводу уже высказались власти Грузии, которые, к слову, не вводили санкций против России, несмотря на конфликт 2008-го года и полемику с нашей страной по поводу статуса все той же Южной Осетии.

Так, глава МИД Грузии Давид Залкалиани подчеркнул:

«Конечно же, разговоры о проведении какого-либо референдума в Южной Осетии являются неприемлемыми в тех условиях, когда территория Грузии «оккупирована». У этой «оккупации» есть не только политическая, но и правовая оценка».

Характерно, что под «оккупацией» господин Залкалиани понимает именно факт признания ЮО, как независимого государства. И в данном случае, с чисто лингвистической точки зрения было бы интересно узнать, как тогда официальный Тбилиси будет называть присоединение Республики к РФ?

Впрочем, пока все это очень гипотетические построения. Поскольку, кажется, в Москве, на уровне руководства страны, пока не то, чтобы готовы вот прямо завтра включать в состав России новые субъекты.

В частности, по поводу желания ЛНР, пресс-секретарь президента РФ, Дмитрий Песков отметил:

«Вопросы нужно все-таки к Пасечнику (главе ЛНР) адресовать. Все-таки речь о государстве, независимость и суверенитет которого признала Российская Федерация. Поэтому это суверенное государство и нужно обращаться за разъяснениями туда».

Аналогичное заявление Песковым было сделано и по поводу Южной Осетии:

«Я не могу выразить никакую позицию, у нас в этом плане никаких ни юридических, ни иных действий не предпринималось, но в то же время в данном случае речь идет о выражении мнения народа Южной Осетии, мы с уважением к нему относимся».

Впрочем, в последние недели все мы стали свидетелями череды настолько кардинальных и судьбоносных решений президента и правительства РФ, что на этом фоне и референдумы в ЛДНР и Южной Осетии, и их вход в состав России не кажутся чем-то невероятным.

коллаж Андрея Зайцева

И в этой связи, все же стоит подробнее поговорить о правовых механизмах того, как эти государства могли бы стать частью нашей страны.

Такие процессы в России осуществляются согласно Федеральному Конституционному Закону «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации». Что касается характера принятия в состав РФ иностранных государств или их частей, то Статья 3 данного закона провозглашает:

«Принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются на добровольной основе».

А в Статье 4 этого закона уточняется:

«Принятие в Российскую Федерацию в качестве нового субъекта иностранного государства или его части осуществляется по взаимному согласию Российской Федерации и данного иностранного государства в соответствии с международным (межгосударственным) договором о принятии в Российскую Федерацию в качестве нового субъекта иностранного государства или его части (далее — международный договор), заключенным Российской Федерацией с данным иностранным государством».

И если со стороны «иностранных государств», а сейчас это ЛНР, ДНР и Южная Осетия, все в целом понятно, они проводят референдум и по его итогам официально обращаются к Москве, то в России проходят несколько иные, чуть более сложные процессы.

В частности, когда президент РФ получает такое предложение о расширении состава РФ, он, в свою очередь, уведомляет уведомляет о нем правительство и обе палаты парламента. Составляется и заключается тот самый международный договор. И далее, после его подписания сторонами, легитимность этого договора проверяется Конституционным Судом. В случае, если договор соответствует нормам Конституции РФ, его ратифицирует Государственная Дума, одновременно с этим принимающая новый федеральный конституционный закон о новом субъекте Федерации. Ну и далее, вносятся соответствующие изменения в Конституцию о составе, количестве и наименовании субъектов РФ.

коллаж Андрея Зайцева

Собственно говоря, так происходило при воссоединении России и Крыма в 2014 году. Нюанс тут в том, что договор действительно двусторонний. То есть, не только иностранные государства должны захотеть войти в состав России, но и наше государство должно захотеть принять в свой состав те или иные государственные образования.

В нынешней же ситуации, Кремль должен оценивать риски дальнейшей эскалации даже не с Украиной или Грузией, а со странами Запада. Впрочем, тот же Запад, кажется, уже выкатил все санкции, которые только мог. Так что здесь особых проблем в целом нет. Все проблемы, которые были – уже случились.

Другой вопрос, и немаловажный, потянет ли наша экономика новые и «не беспроблемные», скажем мягко, регионы? Особенно сейчас, когда все то же «международное сообщество» всеми силами старается ослабить нашу экономику?

Но это, наверное, вопрос уже к тем, кто принимает подобные решения в Кремле. Главное же, что стоит понимать: все правовые механизмы, как для принятия в состав России новых территорий, так и для отказа от такого решения в России есть. И даже уже были отработаны на практике.

Автор: Александр Чаусов