Site icon Сенсаций.Нет

Новая экранизация «Русалочки» — мир поделился на черное и белое?

Коллаж Андрея Зайцева

«Дисней» представил публике официальные постер, а до этого трейлер фильма «Русалочка», где главную роль играет темнокожая актриса Холли Бейли. Автор «Сенсаций.Нет» Серафима Васильева решила разобраться, что не так (или, наоборот, так) в новом взгляде на привычную героиню.

Сразу оговорюсь: ничего не имею против темно-, жёлто- и краснокожих, против представителей любых рас и национальностей. Я и сама не русская процентов примерно на сто.

Серафима Васильева

Оговорюсь также, что оценивать изменение привычного образа русалки буду с точки зрения ДРАМАТУРГИИ. Для всего остального есть феминистки и представители движения Black Lives Matter. У них свои задачи, у меня — свои.

Что такое «с точки зрения драматургии»? Все просто: изменение образа должно быть оправдано сюжетно. То есть, если я, как автор сценария, решила сделать привычную всем белокожую героиню негритянкой, мулаткой или азиаткой, то мне нужно обыграть и объяснить это изменение, показать, как оно влияет на развитие истории.

Коллаж Андрея Зайцева

Ну, например, первое, что приходит в голову: допустим, у прабабки Ариэль был бурный роман с тритоном-африканцем, случайно заплывшим в холодные датские воды. И потому в их потомках нет-нет да проявляются черты прадеда-негра. (Как в Пушкине проявлялись гены его прадеда Абрама Петровича Ганнибала.) И вот моя Ариэль решает отправиться к африканскому побережью, припасть, так сказать, к корням. Разумеется, это уводит нас от первоначальной андерсоновской истории про Русалочку, но таков мой авторский замысел, имею право. Диснеевские сценаристы наверняка могут придумать что-то более затейливое, но сам подход, надеюсь, понятен.

Коллаж Андрея Зайцева

Также понятно, почему продюсеры «Диснея» пригласили на роль Ариэль темнокожую актрису – таков общеамериканский тренд, которому студия обязана следовать. Вопрос в другом: почему мы, зрители, воспринимаем Русалочку именно, как белокожую барышню?

Обратимся для начала к классикам: Гансу Христиану Андерсену («Русалочка»), Оскару Уайльду («Рыбак и его душа») и Герберту Уэллсу («Морская дева»). Давайте посмотрим: как авторы описывают своих героинь.

Коллаж Андрея Зайцева

Андерсен. Читаем по буквам:

 «Все шестеро принцесс были прехорошенькими русалочками, но лучше всех была самая младшая, нежная и прозрачная, как лепесток розы, с глубокими синими, как море, глазами».

«А если под ними скользило как бы темное облако, знала она, что это либо кит проплывает, либо корабль, а на нем много людей, и, уж конечно, им и в голову не приходило, что внизу под ними хорошенькая русалочка тянется к кораблю своими белыми руками».

«Перед ней стоял красавец принц и смотрел на нее своими черными, как ночь, глазами; она потупилась и увидала, что рыбий хвост исчез, а вместо него у нее две ножки, беленькие и маленькие, как у ребенка».

Коллаж Андрея Зайцева

К слову, объект обожания Ариэли тоже белый:

«Другие сестры украшали свой садик разными разностями, которые доставались им с затонувших кораблей, а она любила только свои яркие, как солнце, цветы да прекрасного белого мраморного мальчика, упавшего на дно моря с какого-то погибшего корабля».

У Оскара Уайльда тоже все канонично:

«Ее белое тело было как из слоновой кости, а хвост жемчужно-серебряный».

Герберт Уэллс своею Морскую деву рисует блондинкой:

«А ее пышные золотистые волосы скрывала фригийская шапочка, оставляя на виду лишь белый, гладкий низкий лоб над глазами цвета морской волны».

Коллаж Андрея Зайцева

«Они спускались в мягком лунном свете, высокие, белые и прекрасные, сплотись воедино. Он держит ее в объятьях, склонив голову на ее белоснежное плечо, спрятав лицо в ее роскошных волосах».

И так далее. Собственно, причем здесь драматургия?

Да притом, что у Андерсена Колдунья так и говорит Русалочке: мол, я заберу у тебя голос, но у тебя останется твое тело и твои глаза, чтобы обольстить принца. То есть, датский сказочник явно считал внешность своей героини основополагающим моментом.

Герой Уайльда влюбился не только в голос своей русалки, но и во внешность:

«Она прекраснее, чем утренняя звезда, она белее, чем месяц. За ее тело я отдал бы душу и за ее любовь откажусь от вечного блаженства в раю».

У Уэллса же суть в том, что никто не отличил Морскую деву от обычных земных женщин, причем явно белых:

«Вероятнее всего, это приняли за костюм. И все стояли вокруг, полагая, что Фред спас очаровательную и, бесспорно, светскую даму, которая отправилась купаться из какого-нибудь близлежащего дома, и ломали голову над тем, почему до сих пор никто на пляже не предъявляет на нее свои права».

То есть, окружающие приняли русалочий хвост за оригинальный купальный костюм, и никому в голову не пришло, что перед ними существо иной расы. А вот если бы уэллсовская русалка отличалась еще и цветом кожи, то на это бы точно обратили внимание.

Мне могут возразить (и уже неоднократно это делали при обсуждениях в различных фем-пабликах), что перечисленные авторы – белые европейцы и вообще продукт своего времени. Андерсен творил в первой половине XIX века, Уайльд – во второй, Уэлсс – в конце 19 – начале 20-го столетия. То есть, период их жизни и творчества пришелся на эпоху сугубого социального и экономического превосходства Белого Человека, вот и проявляется в их произведениях скрытый расизм.

Коллаж Андрея Зайцева

Можно порыться ещё и во всяческом фольклоре, но вряд ли мы обнаружим шоколадных красоток в славянских былинах и сказках. В «Википедии» есть отсылки к «mermaid» или «морской деве», но там, увы, нет описаний внешности.

Есть разве что моменты, из которых можно сделать вывод о происхождении таких мифологических существ как русалки: они могли пойти и от древнегреческих сирен (тех самых, которые соблазняли Одиссея и его команду), и от евреев, переходивших Красное море (фараонки), и от шотландских человекоподобных тюленей (шелки), и от ирландских морских дев (мерроу). Получается, что сирены и фараонки вполне могли отступать от привычного нам белокожего образа. Но их все же сложно назвать типичными, чтобы брать за прообраз героини для нового фильма.

От борцов за права темнокожих есть еще один аргумент: «Ну это же сказка!». Нет, это не работает. Потому что в сказках и прочих фэнтезийных мирах действуют точно такие же законы драматургии. Всем, кто сомневается, предлагаю прочитать «Путь героя» Джозефа Кэмпбэлла или старого доброго Владимира Проппа – «Морфологию волшебной сказки». К тому же в случае со сказкой работают архетипы – образы, которые прочно засели у нас в голове, и которые одной темнокожей – пусть и тысячу раз талантливой – актрисой не вытеснить.

Коллаж Андрея Зайцева

А ответа на вопрос про то, хорошо или плохо вводить темнокожую русалку, мы не узнаем до тех пор, пока не выйдет фильм и не будет ясен сюжет. Ну или до тех пор, пока создатели не приоткроют тайну и не пояснят соответствующие детали истории.

Что касается трейлера, то он на сюжет никак не работает, можете убедиться сами. Там красивый рыбий хвост красиво плывет по красивым подводным декорациям. Это все работает исключительно на то, чтобы под финал эффектно представить Холли Бейли. Также в 2020 году вышла новость о том, что «Дисней» приостановил работу над несколькими проектами, в том числе и над игровым ремейком «Русалочки», из-за коронавируса. А это значит, что студия понесла убытки, и ей сейчас не помешает дополнительный хайп и сопутствующие этому бонусы. Да, Холли Бэйли заявили еще в 2019-м, но почему бы сейчас дополнительно ее не порекламировать?

Exit mobile version