Про войну, объективность и детей

Новости про войну на Ближнем Востоке становятся темами для обсуждения внутрироссийской политики. И конечно каждый раз нас заставляют внутренне вздрагивать: ведь обе мировые начинались с формальных поводов. О «странных обстоятельствах» рассуждает обозреватель «Сенсаций.Нет» Илья Безручко. 

Главной новостью минувших выходных стали удары коалиции США, Британии и Франции по объектам в Сирии. Об этом написали, пожалуй, все ведущие мировые СМИ. И каждый написал по-своему. Чего говорить – официальные точки зрения на одно и то же событие, в зависимости от страны, принципиально расходятся. И здесь «свободной и независимой» прессе взять бы и разобраться, сравнить источники, получить данные от третьих лиц. Но увы, журналисты выглядят лишь фигурами в большой политической игре. К этому еще вернемся.

Помимо больших «бабахов» на Ближнем Востоке, прошла неделя запомнилась чередой «бахов» значительно меньшего масштаба, но при этом более досадных – что ни день, то падал какой-нибудь военный самолет или вертолет. Причем, большая часть из них – российские.

Восстановим хронику: В среду 11 апреля 2018 года в Сербии падает легкий учебный штурмовик SOKO G-4 «Супер Галеб», пилоты катапультировались. В этот же день в Алжире разбивается местный военно-транспортный Ил-76 – две сотни погибших. На следующий день снова два происшествия. В море упал самолет «Мираж 2000» ВВС Греции, пилот погиб. В Воронежской области из-за отказа оборудования потерпел крушение учебно-боевой Як-130 – курсант и летчик-инструктор катапультировались. И в завершение недели, в пятницу 13 апреля на Балтийском море в ходе опытного полета потерпел крушение транспортно-боевой вертолет Ка-29. Погибли оба пилота, за выходные вертолет не обнаружили, по крайней мере поисковая операция продолжается.

Совпадение? Несомненно! В череде этих происшествий сторонники заговоров и громких сенсаций могут без особого обнаружить зависимость и заявить, что эти трагедии -звенья одной цепи. А если отбросить инциденты с иностранными самолетами, так можно и вообще прийти к выводу, что российская авиационная техника не надежна. Дескать вот, посмотрите, все объективно – самолет упал, выводы просятся сами собой.

Опыт общения с отраслевыми экспертами говорит о том, что эти события в принципе никак не связаны. Даже крушение самолетов одной серии, как это было, например, с Ан-26 – за год разбилось два военных и несколько гражданских бортов – не демонстрирует какой-либо зависимости. Каждый случай по-своему уникален.

Или две аврии с Як-130 в прошлом году, которые случились в один день. В обоих случаях отказ передней стойки шасси. Но даже столь близкие происшествия оказались не связаны друг с другом.

Чаще всего причиной авиационных происшествий становится человеческий фактор, и в этом случае вариативность ошибок крайне велика.

В любом случае, когда дело касается столь тонких вопросов, следует очень внимательно относиться к сообщениям СМИ, особенно это касается тех, кто стремится сразу сделать однозначные выводы относительно происшествия. Минобороны очень неохотно делится подробностями о том, что произошло, предпочитая не выносить сор из избы. Получить достоверные данные, за исключением краткой официальной информации, крайне сложно. Даже отраслевые источники не всегда спасают. А отсутствие информации дает почву для возникновения домыслов.

Если с локальными происшествиями не все так гладко, то чего говорить о крупных международных событиях! Все внимание СМИ в минувшие выходные было приковано к ситуации в Сирии. Масло в огонь подливали диаметрально противоположные позиции про- и анти-ассадовских сторон. Третья категория – страны, которые напрямую в конфликте не участвуют, но внимательно следят за ситуацией, и даже высказывают вполне осмысленные предложения.

Но самое интересное – это первые две позиции. Одни заявляют: мы подсчитали все крылатые ракеты, советские системы ПВО сбили две трети из них, в итоге все важные объекты целы, участие Франции не заметили. Вторые с небольшим запозданием громко заявляют, что все ракеты достигли цели. Следом Франция отчитывается о своем участии. В это время Сирия, как показалось, громко выдохнула – Дамаск цел, президент цел, что разбомбили не жалко, при этом число погибших от более чем часового обстрела с применением авиации весьма скромно. Для фейерверка стоимостью порядка 100 млн долларов, это, можно сказать, математическая погрешность, простите за цинизм.

Чтобы разбираться в сирийском вопросе необходимо быть настоящим экспертом, который как минимум хорошо разбирается в политологии, экономике, культуре и религии Востока. Под эти критерии не всегда подходят люди, которые себя экспертами именуют. Вот и мы далеки от этого. Но нормальную логику никто не отменял. Если забыть про бородатых мужиков и запрещенные организации, контингенты войск, разрушенные города и международные интересы. Просто взять систему событий и связей и дифференцировать ее.

Вот представьте себе маленьких детей в песочнице. Кто-то с самолетиком играет, кто-то куличики лепит. Но как бы ни была велика эта песочница, места в ней для кучи детворы всегда мало. Да и сами дети по своей специфике не могут сидеть спокойно, то возятся друг с другом, то песком кидаются, то лопаткой по голове товарища огреть норовят. Мальчик Руслан притащил позавчера набор карандашей, аж 26 цветов. «Бабах!» «А у меня больше!» – кричит Саша и тащит вчера 59 карандашиков, а сегодня больше сотни, да еще с ластиком. «Бабах!» Мальчик Руслан показывает Саше язык, и это обоюдно, и оба расходятся придумывать что-еще интересное.

Жаль лишь только, что в качестве песочницы используется суверенная страна, в которой живут люди. И нет взрослых, кто мог бы разнять сцепившихся детей… А журналисты, в теории, могли бы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *