Бензин по 80 рублей за литр, тонны вина и «рука Путина»

Шеф-редактор «Сенсаций.нет» Анна Мироненко узнала, как живет одна из бывших союзных республик — Молдова. Если вы считаете, что в России очень дорогой бензин, плохие дороги, страшные фасады и полуразрушенные здания, то вам нужно съездить сюда. Это нужно хотя бы для того, чтобы понять: у нас есть, чему порадоваться. Хоть немного, но есть.

фото: Ася Матковская

Кишинев удручает. Из аэропорта в центр города, где располагалась наша гостиница, мы ехали на машине. Спокойно не получилось, потому что дороги хуже стиральных досок. Тротуары – не лучше, их в принципе нет, общее ощущение неухоженности создают обугленные на жарком солнце листья деревьев. Их никто не сметает. Одноэтажные здания, часто какие-то ободранные, вывески только на латинице. Нас сразу предупредили: хоть президент Молдовы Игорь Додон и называет себя «рукой Путина», отношение к русским здесь часто не очень.

фото: Анна Мироненко

«Вы не говорите, что приехали с дипмиссией, называйтесь туристами. На всякий случай», — предупредили всех членов нашей делегации. Мне резко расхотелось выходить из машины.

Кроме нашей гостиницы на этой улице почти все здания заброшенные. Днем, вроде, не страшно, а когда стемнеет, то есть уже часов в семь, на улицу лучше особо не выходить. Но в один из дней я решилась. Мне понадобилась бутылка воды.

В поисках магазина я шла по убитому жизнью тротуару. Часы показывали около восьми часов вечера. В это время от горящих фонарей в Петербурге еще светло как днем, а в Кишиневе именно в это время начинают выключать уличное освещение. Заброшенные дома с открытыми подворотнями заставляют ускорить шаг. Но почти часовая пробежка по темным улицам столицы закончилась … ничем. Магазин я все-таки нашла, но в полдевятого он оказался уже закрыт.

фото: Ася Матковская

И государство, и город, и люди живут очень небогато. Президент Додон очень хочет дружить с Россией, но «большой брат» пока не слишком рад этому. Подписав соглашение об ассоциации с Евросоюзом, Молдова тут же нарвалась на 14-процентную пошлину на ввоз товаров в Россию. Теперь рассчитывает на туризм и инвестиции.

«Мы не будем с кем-то дружить против России… Мы должны каждого туриста встречать яблоком… То, что в России малый бизнес, у нас – уже крупный», — высказался тут недавно Игорь Додон.

Президент Молдовы Игорь Додон. Фото: Анна Мироненко

Президент доступен. Да, у него есть охрана, но на банкете он может сидеть за соседним столом в полутора метрах, а ты даже не почувствуешь на себе, что где-то рядом первое лицо государства. Никто не перероет твою сумку, не просветит тебя рентгеном и не заставит снять ремень, чтобы не звенело при проходе через рамку.

Впрочем… речь не о политике, это были всего лишь небольшие зарисовки. В любой стране, где я оказываюсь, возможность пообщаться с местными жителями – на весь золота. Дипмиссии всегда показывают самое лучшее, а правду жизни можно узнать только от людей. Мне выделили водителя, на три дня именно этот мужчина лет 55 стал бесценным источником информации.

«Меня зовут Илья», — представился он. Из Кишинева нам предстоял почти 3-часовой путь в АТО Гагаузия.

«Подожди, сейчас заедем на заправку», — последовала следующая фраза. Там мне и открылась страшная фраза. Литр бензина стоит почти 20 молдавских лей или 80 российских рублей.

«Серьезно? Почему так дорого?»

«Украина покупает у России, а мы покупаем у Украины, вот и цена такая».

«А зарабатываете вы сколько?»

фото: Ася Матковская

«Мало. У нас очень хорошей считается, если платят 10 тысяч лей. Я – гагауз, у нас еще меньше. Я вот работаю две недели безвыходных, потом неделю отдыхаю. Сейчас я как раз выходной, но вот халтурю с вами. При этом цены на продукты как в России. Зато тепло, до конца октября почти летняя погода. Я как-то месяц пожил зимой в вашем Петербурге, чуть не околел, сбежал обратно».

«Как же вы живете?»

«Ну смотри. Я работаю, жена работает. У нас есть огород и целый гектар виноградников. Чтобы его высадить, занял 10 тысяч долларов, до сих пор рассчитываюсь, в том числе и вином».

«Сами делаете?»

«Конечно! Кто у нас не делает вино? Я раньше ставил 3-4 тонны вина, а как жена практически перестала пить, я сократил до одной тонны, этого хватает на год для личных нужд».

фото: Анна Мироненко

«Тонна? На год? Только для себя?!!!»

«Ты не понимаешь… Вино у нас это национальная валюта. За работу рассчитаться, долг вернуть, подарок кумовьям отправить, ну и себе отдохнуть немножко оставишь. Тонны с трудом хватает».

Мы ехали мимо огромных виноградников, кое-где на обочинах стояли старенькие грузовики с кузовами, до краев наполненными ягодами. Это было в конце сентября, но на улице летняя по нашим меркам жара — +30-35 градусов.

«Не все еще собрали урожай, у нас до конца октября еще очень тепло», — объясняет Илья.

 

фото: Анна Мироненко

Машины есть не у всех. По пути в Гагаузию мы встретили несколько повозок, запряженных лошади и ослами. Такой он, местный колорит. Комрат – самый крупный город в АТО. По российским меркам обычный поселок деревенского типа. Отелей, понятное дело, мало, приличных практически нет. А те, что есть, стоят как-то неприлично дорого – 56 евро за ночь (в Кишиневе – 65). За эти деньги вы получите маленькую комнатушку на ночь с душем-туалетом, кроватью, (спасибо!) кондиционером, завтраком в виде колбасной нарезки купленной в соседнем супермаркете и окном, упирающемся в стену этот супермаркета.

Утро следующего дня началось с разговоров о политике.

«Мы за Додона! Это наш президент, мы за него голосовали» — от лица всей Гагаузии заявил мне водитель.

«А что хорошего он для вас сделал?»

«В стране очень много всяких сил, которые тянут нас в Румынию, убеждая, что там будет хорошо. Пусть сами туда идут! Мы хотим с Россией».

фото: Ася Матковская

Как в это время мы проезжали буквально в нескольких километрах от границы с Румынией.

«Вы, видимо, часто туда ездите?» — поинтересовалась я.

«Нет. Я не был с начала 2000-х. Мне там не нравится, не успеешь оглянуться, как тебя обманут. У нас целые автобусы каждые выходные уезжают в Москву».

«Возвращаются?»

«Только на каникулы или на праздники, не хочет молодежь тут оставаться. Я их понимаю, что ж им всю жизнь виноград топтать?» — сетует водитель.

фото: Анна Мироненко

Удивительно, но за те часы в машине, в дороге, я узнала гораздо больше от моего незадачливого собеседника. На прощанье мы обнялись, в тот момент я точно знала, что никогда его больше не увижу, но истории запомню для того, чтобы рассказать вам. Я не пыталась ничего приукрасить или сказать что-то за него. Получилось все, как есть, честно и без прикрас.

Напоминаем, что материалы, помеченные как «Мнение на тему» являются исключительно субъективным мнением автора материала и может не совпадать с другими мнениями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *