Трагедия в Кемерово. Как испугалась власть

После трагедии в Кемерово люди, сидящие в высоких кабинетах, испугались вертикали, которую сами же и создали, гнев «царя» им показался страшнее смерти детей. Постоянный автор «Сенсаций.нет» Анна Мироненко рассуждает о страхе, который испытывает власть.

Я всегда была далека от мысли о том, что власть в России кого-то боится. Кого ей бояться? «Оппозиции» в виде г-на Навального? Чтобы обеспечить свою безопасность, власть сделала главное: досыта накормила, одела и обеспечила квартирами силовиков. Пока люди, которые умеют стрелять, довольны, тем, кто у руля, бояться им нечего.

Но произошел пожар в Кемерово, потом на место трагедии приехал Путин, местные чиновники почувствовали топор, повисший над их головами и сразу засмердили. Я смотрела многочисленные видео и прямо кожей чувствовала этот липкий, вонючий страх, и кинулись искать врага.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев сказал Путину «великое спасибо» за звонок после трагедии и извинился перед ним за произошедшее. Он не приехал на место трагедии, потому что его кортеж мог помешать спасателям, он не вышел на площадь к людям, убитым горем, он трусливо послал туда своего заместителя Сергея Цивилева, который обвинил кемеровчанина Игоря Вострикова, потерявшего на пожаре троих маленьких детей, жену и сестру, в самопиаре.

Вот их диалог.

— Вы хотите попиариться на горе?

— Нет. У меня вся семья погибла. Попиариться я сюда пришел, да?

Потом этот же чиновник попытался картинно встать на колени перед людьми, но его освистали. Другой вице-губернатор Владимир Чернов назвал многотысячный митинг кемеровчан «акцией, направленной на дискредитацию власти».

Тулеев в это время оправдывался перед Путиным:

«Прошу прощения лично у вас за то, что случилось на нашей территории. На горе на людском начали, вот вся эта оппозиционная сила, вот они в момент приехали. Идут по домам, идут на предприятия, которые рядом расположены, и даже в жилой сектор. Сегодня там где-то человек 200. Это вообще не родственники погибших. Это те, кто постоянно бузотерит».

И в этот момент Путину бы одернуть губернатора, посмотреть в окно, на площадь, где было далеко не 200 человек, и спросить бы его о другом:

«Какого х… у тебя в области работают такие торговые центры, где дети сгорают заживо?»

Но нет, он с самого начала задал беседе нужный тон, заявив о демографии.

«Что же у нас происходит. Это ведь не боевые действия, не выброс метана в шахте. Люди пришли отдыхать. Дети. Мы говорим о демографии и теряем столько людей. Из-за чего? Из-за какой-то преступной халатности, разгильдяйства. Как это вообще могло случиться?» — сказал Путин в самом начале встречи, не знаю, как вы, а я почувствовала себя биоматериалом.

Тулеев и его компания продолжили поиски врага. На самом деле, я не отрицаю того, что в Кемерово действительно прибыли некие граждане, чтобы дестабилизировать обстановку, но в такой ситуации НЕ ЭТО должно беспокоить местную власть, не мифический враг, не соринки в чужих глазах, а бревно в собственных, потому что трагедия в «Зимней вишне» — это их личная ответственность, а не какой-то там мифической оппозиции. Это они должны бы встать и по собственному желанию выйти из своих кабинетов навсегда, потому что не уследили, не спасли.

Но о достоинстве речи не идет, главное – оправдаться. Когда человек знает, что он виноват, но боится наказания, он ведет себя именно так. Когда «царь» в гневе, надо срочно оправдаться, в вертикали власти нет места простым и понятным человеческим чувствам. В ней есть строгая иерархия, которая не терпит возражения.

Ну и «вишенкой на торте», конечно, стало выступление сенатора Елены Мизулиной в эфире телеканала «Россия 24». Когда я ее слушала, то вспомнила бессметное выражение из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Когда вы говорите, такое ощущение, что вы бредите.

Начала она с горя матери, а закончила… про Путина, который на самом деле духовный воин. Смотрите, слушайте и делайте выводы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *