Детские книжки для воспитания маньяков и проституток

 

Как рьяно, с какой самоотдачей в наше время отдельные индивидуумы занимаются защитой детей от информации! Такое ощущение, что детской психике может навредить вообще всё. А ведь это поколение родителей-моралистов  выросло на таких книжках, что страшно вспомнить…

А.С. Фролов

Всё мне покоя не дает тема с цензурой  и «защитой детей» от всякого рода «плохой информации». То «возмущенная общественность» пытается кино про царя запретить, то она же возмущается шутке из юмористического шоу, то те же самые люди видят пропаганду насилия в детском мультике «Маша и Медведь» , то возмущаются фотографией учителя в блестящем платье, то педиатра в белье . В общем, общественность требует, власть идет на поводу… Или наоборот?

Не знаю, но я лично за ограничение доступа… Глупых людей к Интернету в целом и соцсетям в частности. Раньше чокнутые мамашки обменивались рецептами и народными методами пития урины где-то на детских площадках, бабушки обсуждали наркоманов и проституток на скамейках у подъезда, гопники объясняли «за неправильную музыку» где-то в темной подворотне, а сталинисты молились за своего божественного вождя где-то в палате номер 6 районной психиатрической лечебницы. Сейчас они все имеют аккаунты в Инстаграме, Одноклассниках, Вконтакте, Фейсбуке, а самое страшное имеют свое мнение по любому вопросу и очень переживают за «моральное воспитание детей и молодежи». И готовы донести это самое мнение до огромного количества людей, а падкие на скандалы журналисты еще им в этом потакают, выдавая ежедневно сенсации с инфоповодами, вроде «в соцсетях набирает популярность…»

В общем, если послушать моралистов, мнение которых нынче модно выдавать за «общественное», то из моего поколения должны были вырасти исключительно маньяки. Почему? Потому, что покопавшись в памяти, внезапно осознал, что за книжки нам читали в детском саду и в начальных классах советской школы. Сегодня я хочу напомнить об этом своим ровесникам и рассказать тем людям, которые родились позже 1991 года. Ориентируюсь только на собственную память и собственные ощущения. Естественно, в голове откладываются только те детские воспоминания, которые вызвали какие-то эмоции. Начну, наверное, с самых безобидных и по нарастающей.

«Честное слово» Леонид Пантелеев

Мальчика ребята приняли в игру в войнушку и поставили часовым в парке. Взяли с него честное слово, что он не уйдет никуда, а сами убежали и возвращаться не собирались. И вот уже ночью его в кустах нашел дядька и хитростью заставил с поста уйти. Мальчик стоял и отнекивался до последнего, но когда дядька посреди ночи еще и живого военного притащил к мальчику – он сдался.

Все ровесники — подлецы и подонки, они готовы подставить тебя просто так, ради веселья. Люди, которым можно доверять – это взрослые мужики, которые ходят ночью по паркам.

 

 

«Графин» Михаил Зощенко

Рассказ, который вызвал много вопросов еще в детском саду.  Суть такова – маленький Володя Ульянов разбил графин в доме у тети и сказал «это не я», но спустя два месяца мама увидела, что он плачет из-за того, что обманул тётю. Мама пожалела маленького Ленина и пообещала написать тёте письмо, в котором за маленького Володю призналась. Это, по мнению автора, доказывало то, какой Ленин был в детстве честный….

Ни у кого когнитивного диссонанса не возникло? Мораль напрашивается одна: чтобы тебя простили нужно набедокурить, соврать, а потом спустя какое-то время признаться, чтобы меньше ругали.

 

 «Горячий камень» Аркадий Гайдар

kinopoisk.ru

Паренек воровал яблоки в колхозном саду, да попал в руки сторожа – кривого, хромого, мрачного, который не стал парня наказывать, а просто отпустил. А мальчишка убежал в лес и нашёл там камень, на котором было написано, что кто разобьет его, тот начнет жить заново. Естественно разбить камень было предложено сторожу, но тот отказался. И вот по какой причине:

«Ударом бревна мне переломило ногу, — но это тогда, когда мы — еще неумело — валили заборы и строили баррикады, поднимали восстание против царя, которого ты видел только на картинке.

Мне вышибли зубы, — но это тогда, когда, брошенные в тюрьмы, мы дружно пели революционные песни. Шашкой в бою мне рассекли лицо, — но это тогда, когда первые народные полки уже били и громили белую вражескую армию.

На соломе, в низком холодном бараке метался я в бреду, больной тифом. И грозней смерти звучали надо мной слова о том, что наша страна в кольце и вражья сила нас одолевает. Но, очнувшись вместе с первым лучом вновь сверкнувшего солнца, узнавал я, что враг опять разбит и что мы опять наступаем.

И, счастливые, с койки на койку протягивали мы друг другу костлявые руки и робко мечтали тогда о том, что пусть хоть не при нас, а после нас наша страна будет такой вот, как она сейчас, — могучей и великой. Это ли еще, глупый Ивашка, не счастье?! И на что мне иная жизнь? Другая молодость? Когда и моя прошла трудно, но ясно и честно!»

Мораль: Жизнь нужно прожить так, чтобы было больно, трудно, мучительно и в ней не было бы светлых моментов, но мечта о том, что после меня и без меня будет лучше — главное. Только тогда можно считать, что жизнь удалась!

«Ванька» Антон Чехов

Маленький мальчик Ванька Жуков, отданный в обучение столичному сапожнику, пишет письмо деду Константину Макарычу в деревню. В письме он подробно описывает, как его бьют, унижают и морят голодом. Письмо подписано так, что абсолютно точно никуда оно не дойдет, но Ванька радостно предвкушает, как приедет дед и его заберет обратно.

Полный беспросветный кошмар. Никакого выхода из ситуации нет. Мальчишка, скорее всего, скоро умрет.  Можно сказать, что это такая  антиутопия, которая по какой-то странной причине была включена в обязательную программу младших классов в школе.  

«Дети подземелья» Владимир Короленко

Мальчик из богатой семьи судьи встречается с ровесниками, которых нищие выгнали из развалин старого замка, они переселились в подземелье часовни на кладбище. Мальчик дружит с детьми, играет с ними, носит бледной больной девочке Марусе из подземелья игрушки, уговорил сестру отдать куклу для нищей девочки… Папа  — судья обвиняет мальчика в воровстве, запрещает общаться с детьми из подземелья, а куклу требует вернуть. Маруся вцепилась в нее и не отдала —  это ее последняя радость. Через несколько дней она умирает. Сын судьи с сестрой после этого частенько ходят к ней на могилу.

Всё тлен. Безысходность. Мы все умрем.

 

«Гуттаперчевый мальчик» Дмитрий Григорович

Нет смысла пересказывать всю детскую (!) книжку, она даже экранизирована в 50-х годах прошлого столетия была. Тут есть всё: пьяный запойный клоун, злой акробат с садистскими наклонностями, мать очень легкого поведения, мальчик, который до 5 лет жил в голоде и холоде, а после пяти вдобавок к этому еще получает ежедневные издевательства и побои… В общем, очень яркий радостный мир в детской книжке. Заканчивается она тем, что мальчик во время номера падает с огромной высоты и разбивается насмерть.

Тлен, безысходность, мрак, насилие, пьянство, садисты, проститутки, жирный такой намек на педофилию…

 

Список детских книжек из школьной программы  был бы не полным без отрывков из романа Гюго «Отверженные» про Гавроша и Козетту в учебниках. Без рассказов о пионерах-героях, вроде Лёни Голикова, который своими руками немцев убивал, которые мы читали с выражением на внеклассных чтениях.  Без детских рассказов про Чапаева и Котовского, которые «белых» убивали. Можно вспомнить и сказки, вроде итальянского «Чиполлино» или отечественных «Трех Толстяков»… И что? Всё это была нормальная такая литература для детей младшего школьного возраста и детского сада. При этом я напомню, с чего начиналась эта колонка:  мнения сегодняшних моралистов, которые считают, что фотографии учительницы в блестящем платье или мультик про маленькую девочку и медведя «развратит и испортит наших детей»…

У меня осталось несколько вопросов:  моралисты и авторы законов о «защите детей от вредной информации», вы в какой-то другой стране жили и другие книжки читали? Или вы считаете «Гуттаперчевого мальчика» и «Детей Подземелья» — правильными книжками, которые должны читать в детском саду? Они несут «разумное, доброе, вечное»? Серьёзно?

P.S. Раз уж взялся сегодня за такую тему, то надобно и ответ  на вопрос «чего хотел сказать автор?» дать. Каждый родитель вправе самостоятельно решать, какая информация вредна, а какая нет. Что запрещать, а что не запрещать. Что показывать, а что не показывать. Не надо только свое мнение в массы нести и считать истинно верным.

P.P.S. Я не считаю книги из своего детства вредными или какими-то ужасными (ну, кроме рассказов о Ленине за авторством Бонч-Бруевича и Зощенко), просто хотел показать, что мы читали в обязательном порядке и что далеко не все мы стали маньяками и наркоманами после этого. И если кто не понял, описание приводил с долей сарказма, представив себя на месте моралиста…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *